6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 150 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

CHAPTER TWENTY-FIFTH.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ
A Little Philosophy.—A Cloud on the Horizon.—In the Midst of a Fog.—The Strange Balloon.—An Exact View of the Victoria.—The Palm-Trees.—Traces of a Caravan.—The Well in the Midst of the Desert.
Немного философии. – Туча на горизонте. – В тумане. – Неожиданный воздушный шар. – Сигналы. – Вид
«Виктории». – Пальмы. – Следы каравана. – Колодец в пустыне.
On the morrow, there was the same purity of sky, the same stillness of the atmosphere.
На следующий день то же ясное, без единого облачка небо, та же полнейшая неподвижность воздуха.
The balloon rose to an elevation of five hundred feet, but it had scarcely changed its position to the westward in any perceptible degree.
«Виктория» поднялось на высоту пятисот футов, и ее медленно несло к западу.
“We are right in the open desert,” said the doctor.
“Look at that vast reach of sand!
What a strange spectacle!
– Вот мы и в самом сердце пустыни Сахары, – проговорил Фергюссон. – Какие безбрежные пески, что за удивительное зрелище!
What a singular arrangement of nature!
Why should there be, in one place, such extreme luxuriance of vegetation yonder, and here, this extreme aridity, and that in the same latitude, and under the same rays of the sun?”
Странно распоряжается природа… Спрашивается: почему на одной и той же широте, под теми же самыми лучами солнца, в непосредственной близости, существуют чрезмерно роскошная растительность и такое полнейшее бесплодие?
“The why concerns me but little,” answered Kennedy, “the reason interests me less than the fact.
The thing is so; that’s the important part of it!”
– Причины, дорогой Самуэль, мало интересуют меня, – возразил Дик, – гораздо более меня заботят факты.
Самое главное то, что в природе именно так обычно и происходит.
“Oh, it is well to philosophize a little, Dick; it does no harm.”
– Надо ведь немного и пофилософствовать, дорогой Дик.
Это никому не вредит.
“Let us philosophize, then, if you will; we have time enough before us; we are hardly moving; the wind is afraid to blow; it sleeps.”
– Пофилософствуем, я не прочь, времени у нас достаточно.
Ведь мы еле-еле движемся.
Ветер боится дуть, он спит…
“That will not last forever,” put in Joe;
“I think I see some banks of clouds in the east.”
– Это будет продолжаться недолго, – сказал Джо. – Мне кажется, что на востоке виднеется полоса туч.
“Joe’s right!” said the doctor, after he had taken a look.
– Джо прав, – ответил доктор.
“Good!” said Kennedy; “now for our clouds, with a fine rain, and a fresh wind to dash it into our faces!”
– Да, но дождемся ли мы в самом деле тучи с хорошим дождем и хорошим ветром, который будет хлестать нам в лицо? – спросил Кеннеди.
“Well, we’ll see, Dick, we’ll see!”
– Посмотрим, Дик, посмотрим.
“But this is Friday, master, and I’m afraid of Fridays!”
– А ведь сегодня пятница, сэр.
От пягницы я не жду хорошего.
“Well, I hope that this very day you’ll get over those notions.”
– Ну, что ж, надеюсь, что сегодня тебе придется отказаться от своих суеверий.
“I hope so, master, too.
– Хотелось бы.
Whew!” he added, mopping his face, “heat’s a good thing, especially in winter, but in summer it don’t do to take too much of it.”
Уф! – сказал Джо, вытирая лицо, – жара хороша, в особенности зимой; но на что она сдалась нам летом?
“Don’t you fear the effect of the sun’s heat on our balloon?” asked Kennedy, addressing the doctor.
– Ты не боишься действия солнечного тепла на наш шар? – спросил Кеннеди у доктора.
“No! the gutta-percha coating resists much higher temperatures than even this.
– Нет.
Гуттаперча, которой пропитана тафта, выносит гораздо более высокую температуру.
скачать в HTML/PDF
share