6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 161 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

What do you think of my plan?”
Как вы находите мой план?
“It is absolute folly, Joe, but worthy of your noble heart.
– Он безумен, Джо, но я вижу в нем твою честную смелую душу.
The thing is impossible.
Это невозможно, и ты не покинешь нас.
You will not leave us.”
– Но надо же, сэр, в конце концов попытаться что-нибудь сделать.
“But, sir, we must do something, and this plan can’t do you any harm, for, I say again, you need not wait; and then, after all, I may succeed.”
Вам же это нисколько не может повредить, так как, повторяю, дожидаться меня не надо, а у меня, возможно, чтонибудь да и выйдет.
“No, Joe, no!
– Нет, Джо, нет!
We will not separate.
That would only be adding sorrow to trouble.
Мы не расстанемся, это еще прибавило бы нам горя.
It was written that matters should be as they are; and it is very probably written that it shall be quite otherwise by-and-by.
Нам суждено было попасть в такое положение и, может быть, суждено выйти из него.
Let us wait, then, with resignation.”
Итак, покоримся судьбе и будем ждать…
“So be it, master; but take notice of one thing: I give you a day longer, and I’ll not wait after that.
– Пусть будет по-вашему, сэр, но предупреждаю: я даю вам день и больше ждать не буду.
To-day is Sunday; we might say Monday, as it is one o’clock in the morning, and if we don’t get off by Tuesday, I’ll run the risk.
I’ve made up my mind to that!”
Сегодня воскресенье, или, вернее, понедельник, ведь уже час утра… Так вот, если во вторник мы не двинемся, я отправлюсь, – и решил я это окончательно.
The doctor made no answer, and in a few minutes they got back to the car, where he took his place beside Kennedy, who lay there plunged in silence so complete that it could not be considered sleep.
Доктор ничего не ответил.
Вскоре они подошли к
«Виктории» и улеглись в корзине рядом с Кеннеди.
Тот не проронил ни слова, хотя и не спал.
CHAPTER TWENTY-SEVENTH.
ГЛАВА ДВАДЦАТЬ СЕДЬМАЯ
Terrific Heat.—Hallucinations.—The Last Drops of Water.—Nights of Despair.—An Attempt at Suicide.—The Simoom.—The Oasis.—The Lion and Lioness.
Ужасающий эной. – Галлюцинации. – Последние капли воды. – Ночь отчаяния. – Попытка самоубийства. – Самум. – Оазис. – Лев и львица.
The doctor’s first care, on the morrow, was to consult the barometer.
Проснувшись на следующее утро, доктор, первым делом бросил взгляд на барометр.
He found that the mercury had scarcely undergone any perceptible depression.
“Nothing!” he murmured, “nothing!”
Ртутный столбик почти не понизился. – Ничего нового, ничего, – пробормотал он.
He got out of the car and scrutinized the weather; there was only the same heat, the same cloudless sky, the same merciless drought.
Фергюссон вышел из корзины и стал смотреть во все стороны: от же зной, та же ясность неба, та же неумолимая неподвижность воздуха.
“Must we, then, give up to despair?” he exclaimed, in agony.
– Неужели нет ни малейшей надежды?! – воскликнул он.
Joe did not open his lips.
He was buried in his own thoughts, and planning the expedition he had proposed.
Джо не отозвался, он весь ушел в свои мысли.
Kennedy got up, feeling very ill, and a prey to nervous agitation.
Кеннеди поднялся совсем больным.
Его возбужденное состояние не могло не вызывать беспокойства.
скачать в HTML/PDF
share