6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

“Twelve years!” ejaculated the boy.
– Один год – наших двенадцать? – переспросил юнга.
“Yes, my youngster; so that in that country you’d be toddling after your mammy yet, and that old chap yonder, who looks about fifty, would only be a little shaver of four and a half.”
– Да, дружок, ты там сосал бы еще свою соску, а тот вот дяденька, которому за пятьдесят, был бы теперь мальчуганом четырех с половиною лет.
“Blazes! that’s a good ‘un!” shouted the whole forecastle together.
– Ну, это уж небылицы! – в один голос закричали все присутствующие на баке.
“Solemn truth!” said Joe, stoutly.
“But what can you expect?
– Истинная правда, – настаивал Джо. – И то ли еще бывает!
When people will stay in this world, they learn nothing and keep as ignorant as bears.
Если станешь все торчать на этой Земле, так, пожалуй, ничего не узнаешь и будешь не умнее морской свинки.
But just come along to Jupiter and you’ll see.
А вот поживи ты маленько на Юпитере, тогда кое-что и увидишь.
But they have to look out up there, for he’s got satellites that are not just the easiest things to pass.”
Да, кстати, скажу я вам: там надо держать ухо востро, у Юпитера ведь спутники далеко не тихого нрава.
All the men laughed, but they more than half believed him.
Все на баке смеялись, но наполовину верили Джо.
Then he went on to talk about Neptune, where seafaring men get a jovial reception, and Mars, where the military get the best of the sidewalk to such an extent that folks can hardly stand it.
А он уже описывал планету Нептун, где так хорошо принимают моряков, затем уверял, что на Марсе главную роль играют военные, и это в конце концов начинает даже раздражать.
На Меркурии же – препротивном месте, по его словам, – живут только одни купцы да воры, и те и другие так похожи друг на друга, что их и не отличишь.
Finally, he drew them a heavenly picture of the delights of Venus.
Наконец, он описывал им Венеру, да так, что дух захватывало.
“And when we get back from that expedition,” said the indefatigable narrator, “they’ll decorate us with the Southern Cross that shines up there in the Creator’s button-hole.”
– Когда же мы вернемся из этой нашей экспедиции, – заявил веселый рассказчик, – нам, знаете, дадут орден Южного Креста; вон он там блестит в петличке у бога…
“Ay, and you’d have well earned it!” said the sailors.
– И это будет вами вполне заслужено, – в один голос заявили матросы.
Thus passed the long evenings on the forecastle in merry chat, and during the same time the doctor went on with his instructive discourses.
В таких оживленных разговорах и проходили вечера на баке.
А в это же время в кают-компании шли своим чередом научные беседы доктора Фергюссона с офицерами.
One day the conversation turned upon the means of directing balloons, and the doctor was asked his opinion about it.
Однажды разговор коснулся способа управления воздушным шаром, и Фергюссона попросили высказаться по этому вопросу.
“I don’t think,” said he, “that we shall succeed in finding out a system of directing them.
– Не думаю, – начал доктор, – чтобы когда-нибудь возможно было управлять воздушным шаром.
I am familiar with all the plans attempted and proposed, and not one has succeeded, not one is practicable.
Мне известны все испробованные и предлагаемые способы, – ни один из них не имел успеха, и ни один, мне кажется, не пригоден.
You may readily understand that I have occupied my mind with this subject, which was, necessarily, so interesting to me, but I have not been able to solve the problem with the appliances now known to mechanical science.
Вы, господа, конечно, прекрасно понимаете, что я должен был серьезно заняться этим вопросом, но разрешить его мне было, при данном состоянии механики, не под силу.
We would have to discover a motive power of extraordinary force, and almost impossible lightness of machinery.
Для этого надо было бы, изобрести двигатель необыкновенной мощности и невероятной легкости.
скачать в HTML/PDF
share