6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 5 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

He felt at ease in the midst of the most complete privations; in fine, he was the very type of the thoroughly accomplished explorer whose stomach expands or contracts at will; whose limbs grow longer or shorter according to the resting-place that each stage of a journey may bring; who can fall asleep at any hour of the day or awake at any hour of the night.
Он прекрасно чувствовал себя среди самых тяжких лишений.
Это был тип настоящего путешественника, чей желудок сжимается и расширяется смотря по обстоятельствам, чьи ноги укорачиваются и удлиняются смотря по длине случайного ложа, на котором он может в любой час дня заснуть и в любой час ночи проснуться.
Nothing, then, was less surprising, after that, than to find our traveller, in the period from 1855 to 1857, visiting the whole region west of the Thibet, in company with the brothers Schlagintweit, and bringing back some curious ethnographic observations from that expedition.
Поэтому не удивительно, что наш неутомимый путешественник с 1855 по 1857 год исследует в обществе братьев Шлагинтвейт всю западную часть Тибета и возвращается из этой экспедиции с запасом любопытных этнографических наблюдений.
During these different journeys, Ferguson had been the most active and interesting correspondent of the Daily Telegraph, the penny newspaper whose circulation amounts to 140,000 copies, and yet scarcely suffices for its many legions of readers.
Принимая участие во всех этих экспедициях, Самуэль Фергюссон в то же время был самым деятельным и самым популярным корреспондентом дешевой, всего в один пенс, газеты
«Дейли телеграф», ежедневный тираж которой достигал ста сорока тысяч экземпляров и едва удовлетворял спрос миллионов читателей.
Thus, the doctor had become well known to the public, although he could not claim membership in either of the Royal Geographical Societies of London, Paris, Berlin, Vienna, or St. Petersburg, or yet with the Travellers’ Club, or even the Royal Polytechnic Institute, where his friend the statistician Cockburn ruled in state.
Вот почему доктор Фергюссон пользовался такой известностью, хотя он и не состоял членом ни одного научного учреждения, ни одного географического общества Лондона, Парижа, Берлина, Вены или Петербурга, ни
«Клуба путешественников», ни даже Королевского политехнического общества, где тон задавал его друг, статистик Кокбурн.
The latter savant had, one day, gone so far as to propose to him the following problem: Given the number of miles travelled by the doctor in making the circuit of the Globe, how many more had his head described than his feet, by reason of the different lengths of the radii?—or, the number of miles traversed by the doctor’s head and feet respectively being given, required the exact height of that gentleman?
Этот ученый даже посулился однажды Фергюссону, желая быть ему приятным, решить следующую задачу: зная число миль, пройденных доктором в его странствиях, вычислить, насколько его голова проделала больше, чем ноги, вследствие разницы радиусов.
Или же, зная число миль, проделанных ногами и головой доктора, вычислить его рост с точностью до одной линии[мера длины, равная 2,54 мм.].
This was done with the idea of complimenting him, but the doctor had held himself aloof from all the learned bodies—belonging, as he did, to the church militant and not to the church polemical.
He found his time better employed in seeking than in discussing, in discovering rather than discoursing.
Но Фергюссон всегда держался вдали от ученых обществ, принадлежа, так сказать, к секте воинствующей, а не болтающей, и считал более полезным употреблять время на исследования и открытия, чем на споры и разглагольствования.
There is a story told of an Englishman who came one day to Geneva, intending to visit the lake.
Рассказывают, что один англичанин специально приехал в Швейцарию, для того чтобы осмотреть Женевское озеро.
скачать в HTML/PDF
share