6#

Пять недель на воздушном шаре. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Пять недель на воздушном шаре". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 77 из 264  ←предыдущая следующая→ ...

The Unyamwezy is the country of the Moon—above all the rest, the fertile and magnificent garden-spot of Africa.
Область Уньямвези, лучшая часть Лунной страны, – так сказать, великолепный плодородный парк Африки.
In its centre is the district of Unyanembe—a delicious region, where some families of Omani, who are of very pure Arabic origin, live in luxurious idleness.
В центре области находится округ Уньяньебэ, чудесная местность, где беспечно живут несколько чисто арабских семейств – омани.
They have, for a long period, held the commerce between the interior of Africa and Arabia: they trade in gums, ivory, fine muslin, and slaves.
Эти люди с давних пор ведут торговлю в центре Африки и в Аравии.
Торгуют они камедью, слоновой костью, набивными бумажными тканями и невольниками.
Their caravans traverse these equatorial regions on all sides; and they even make their way to the coast in search of those articles of luxury and enjoyment which the wealthy merchants covet; while the latter, surrounded by their wives and their attendants, lead in this charming country the least disturbed and most horizontal of lives—always stretched at full length, laughing, smoking, or sleeping.
Караваны их не перестают тянуться по всем экваториальным странам; доходят они и до побережья, доставляя оттуда предметы роскоши для своих разбогатевших хозяев-купцов, Окруженные своими женами и слугами, богачи-омани ведут жизнь самую бездеятельную, так сказать «горизонтальную», – лежат, болтают, курят или спят.
Around these excavations are numerous native dwellings; wide, open spaces for the markets; fields of cannabis and datura; superb trees and depths of freshest shade—such is Kazeh!
Вокруг этих цветущих ложбин разбросаны многочисленные хижины туземцев, раскинулись огромные площади для базаров, зеленеют поля конопли и дурмана, растут великолепные деревья, дающие прохладную тень.
Это и есть Казех.
There, too, is held the general rendezvous of the caravans—those of the south, with their slaves and their freightage of ivory; and those of the west, which export cotton, glassware, and trinkets, to the tribes of the great lakes.
Здесь главное место встреч караванов: одни привозят сюда с юга невольников и слоновую кость, другие доставляют с запада племенам, живущим вокруг Великих озер, хлопок и мелкие изделия из стекла.
So in the market-place there reigns perpetual excitement, a nameless hubbub, made up of the cries of mixed-breed porters and carriers, the beating of drums, and the twanging of horns, the neighing of mules, the braying of donkeys, the singing of women, the squalling of children, and the banging of the huge rattan, wielded by the jemadar or leader of the caravans, who beats time to this pastoral symphony.
Потому-то на здешних базарах – речная суматоха и невообразимый шум.
Крики носклыциков-метисов, бой барабанов, звук труб, ржание мулов, рев ослов, пение женщин, писк детей, удары трости жемадара (начальника каравана), словно отбивающие такт в этой «пасторальной симфонии», – все сливается в единый непрекращающийся гул.
There, spread forth, without regard to order—indeed, we may say, in charming disorder—are the showy stuffs, the glass beads, the ivory tusks, the rhinoceros’-teeth, the shark’s-teeth, the honey, the tobacco, and the cotton of these regions, to be purchased at the strangest of bargains by customers in whose eyes each article has a price only in proportion to the desire it excites to possess it.
Здесь без всякого порядка, а вернее сказать – в живописном беспорядке, навалены и яркие материи, и бисер, и слоновая кость, и бивни носорога, и зубы акул, и мед, и табак, и хлопок.
Здесь заключаются самые удивительные сделки, ибо цена каждого предмета определяется исключительно вожделением, которое он вызывает у покупателя.
скачать в HTML/PDF
share