5#

Рождественская песнь. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Рождественская песнь". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 802 книги и 2475 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 46 из 84  ←предыдущая следующая→ ...

Alas for Tiny Tim, he bore a little crutch, and had his limbs supported by an iron frame!
Бедняжка Тим держал в руке маленький костыль, а ноги у него были в металлических шинах.
“Why, where’s our Martha?” cried Bob Cratchit, looking round.
— А где же наша Марта? — вскричал Боб Крэтчит, озираясь по сторонам.
“Not coming,” said Mrs. Cratchit.
— Она не придет, — объявила миссис Крэтчит.
“Not coming!” said Bob, with a sudden declension in his high spirits; for he had been Tim’s blood horse all the way from church, and had come home rampant.
— Не придет? — повторил Боб Крэтчит упавшим голосом.
А он-то мчался из церкви, как кровный скакун с Малюткой Тимом в седле, и пришел домой галопом! 
“Not coming upon Christmas Day!”
— Не придет к нам на первый день рождества?
Martha didn’t like to see him disappointed, if it were only in joke; so she came out prematurely from behind the closet door, and ran into his arms, while the two young Cratchits hustled Tiny Tim, and bore him off into the wash-house, that he might hear the pudding singing in the copper.
Конечно, это была только шутка, но огорченный вид отца так растрогал Марту, что она, не выдержав характера, выскочила из-за двери кладовой и бросилась отцу на шею, а младшие Крэтчиты завладели Малюткой Тимом и потащили его на кухню — послушать, как бурлит вода в котле, в котором варится завернутый в салфетку пудинг.
“And how did little Tim behave?” asked Mrs. Cratchit, when she had rallied Bob on his credulity, and Bob had hugged his daughter to his heart’s content.
— А как вел себя наш Малютка Тим? — осведомилась миссис Крэтчит, вдоволь посмеявшись над доверчивостью мужа, в то время как тот радостно расцеловался с дочкой.
“As good as gold,” said Bob, “and better.
— Это не ребенок, а чистое золото, — отвечал Боб. 
— Чистое золото.
Somehow he gets thoughtful, sitting by himself so much, and thinks the strangest things you ever heard.
Он, понимаешь ли, так часто остается один и все сидит себе и раздумывает, и до такого иной раз додумается — просто диву даешься.
He told me, coming home, that he hoped the people saw him in the church, because he was a cripple, and it might be pleasant to them to remember upon Christmas Day, who made lame beggars walk, and blind men see.”
Возвращаемся мы с ним домой, а он вдруг и говорит мне: хорошо, дескать, что его видели в церкви.
Ведь он калека, и, верно, людям приятно, глядя на него, вспомнить в первый день рождества, кто заставил хромых ходить и слепых сделал зрячими.
Bob’s voice was tremulous when he told them this, and trembled more when he said that Tiny Tim was growing strong and hearty.
Голос Боба заметно дрогнул, когда он заговорил о своем маленьком сыночке, а когда он прибавил, что Тим день ото дня становится все крепче и здоровее, голос у него задрожал еще сильнее.
His active little crutch was heard upon the floor, and back came Tiny Tim before another word was spoken, escorted by his brother and sister to his stool before the fire; and while Bob, turning up his cuffs—as if, poor fellow, they were capable of being made more shabby—compounded some hot mixture in a jug with gin and lemons, and stirred it round and round and put it on the hob to simmer; Master Peter, and the two ubiquitous young Cratchits went to fetch the goose, with which they soon returned in high procession.
Боб не успел больше ничего сказать — раздался стук маленького проворного костыля, и Малютка Тим, в сопровождении братца и сестрицы возвратился к своей скамеечке у огня.
Боб, подвернув обшлага (бедняга, верно, думал, что им еще может что-нибудь повредить!), налил воды в кувшин, добавил туда джина и несколько ломтиков лимона и принялся все это старательно разбалтывать, а потом поставил греться на медленном огне.
Тем временем юный Питер и двое вездесущих младших Крэтчитов отправились за гусем, с которым вскоре и возвратились в торжественной процессии.
Such a bustle ensued that you might have thought a goose the rarest of all birds; a feathered phenomenon, to which a black swan was a matter of course—and in truth it was something very like it in that house.
Появление гуся произвело невообразимую суматоху.
Можно было подумать, что эта домашняя птица такой феномен, по сравнению с которым черный лебедь самое заурядное явление.
А впрочем, в этом бедном жилище гусь и впрямь был диковинкой.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1