4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 12 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

“This is June’s room,” he said, opening the next door and putting the can down;
— Это вот комната Джун, — сказал он, отворяя следующую дверь и ставя кувшин на пол.
“I think you’ll find everything.”
— Найдёте все, что вам нужно.
And closing the door behind her he went back to his own room.
И, закрыв дверь, он опять прошёл к себе.
Brushing his hair with his great ebony brushes, and dabbing his forehead with eau de Cologne, he mused.
Приглаживая волосы большими щётками чёрного дерева и смачивая лоб одеколоном, он размышлял.
She had come so strangely — a sort of visitation; mysterious, even romantic, as if his desire for company, for beauty, had been fulfilled by whatever it was which fulfilled that sort of thing.
Она появилась так странно — как видение, таинственно, даже романтично, словно его желание общества, красоты было услышано… ну, тем, кому полагается слышать такие вещи.
And before the mirror he straightened his still upright figure, passed the brushes over his great white moustache, touched up his eyebrows with eau de Cologne, and rang the bell.
И, стоя перед зеркалом, он расправил свою все ещё прямую спину, провёл щётками по длинным белым усам, тронул брови одеколоном и позвонил.
“I forgot to let them know that I have a lady to dinner with me.
— Я забыл предупредить, что у меня обедает гостья.
Let cook do something extra, and tell Beacon to have the landau and pair at half-past ten to drive her back to Town to-night.
Пусть кухарка там приготовит что-нибудь повкуснее, и скажите Бикону, чтобы в половине одиннадцатого подал ландо парой: отвезёт её в Лондон.
Is Miss Holly asleep?”
Мисс Холли спит?
The maid thought not.
Горничная не знала, кажется, нет.
And old Jolyon, passing down the gallery, stole on tiptoe towards the nursery, and opened the door whose hinges he kept specially oiled that he might slip in and out in the evenings without being heard.
И старый Джолион на цыпочках прокрался по галерее к детской и отворил дверь, петли которой всегда смазывались, чтобы он мог неслышно входить и выходить по вечерам.
But Holly was asleep, and lay like a miniature Madonna, of that type which the old painters could not tell from Venus, when they had completed her.
Her long dark lashes clung to her cheeks; on her face was perfect peace — her little arrangements were evidently all right again.
And old Jolyon, in the twilight of the room, stood adoring her!
Но Холли спала, лежала, как маленькая мадонна из тех, которых старые мастера, закончив, не могли отличить от Венеры Её длинные тёмные ресницы были плотно прижаты к щекам; лицо безмятежно-спокойно: желудочек, по-видимому, совсем наладился и в полумраке комнаты старый Джолион стоял и поклонялся ей.
It was so charming, solemn, and loving — that little face.
Такое прелестное, серьёзное, любящее личико!
He had more than his share of the blessed capacity of living again in the young.
Он больше, чем кто-либо другой, обладал великим умением снова жить в детях.
They were to him his future life — all of a future life that his fundamental pagan sanity perhaps admitted.
В них он видел свою будущую жизнь — другой будущей жизни, вероятно, и не признавала его здоровая натура язычника.
There she was with everything before her, and his blood — some of it — in her tiny veins.
Вот она перед ним, и все у неё впереди, и его кровь — доля его крови — в её крошечных жилках.
There she was, his little companion, to be made as happy as ever he could make her, so that she knew nothing but love.
Вот она, его дружок, для счастья которой он готов сделать что угодно, лишь бы она не знала ничего, кроме любви.
His heart swelled, and he went out, stilling the sound of his patent-leather boots.
Сердце его переполнилось, и он вышел, стараясь не скрипеть лакированными башмаками.
скачать в HTML/PDF
share