4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 29 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

“There’s something about you which reminds me a little of her.”
«В вас есть что-то, что немного напоминает мне её».
Ah!
And here she was!
— А, да вот и она!
Holly, followed closely by her elderly French governess, whose digestion had been ruined twenty-two years ago in the siege of Strasbourg, came rushing towards them from under the oak tree.
Холли, опередив пожилую гувернантку-француженку, пищеварение которой испортилось двадцать два года назад во время осады Страсбурга[7], со всех ног бежала к ним от старою дуба.
She stopped about a dozen yards away, to pat Balthasar and pretend that this was all she had in her mind.
Шагах в двадцати она остановилась погладить Балтазара, делая вид, что только для этого и бежала.
Old Jolyon, who knew better, said:
Старый Джолион, который видел её насквозь, сказал:
“Well, my darling, here’s the lady in grey I promised you.”
— Ну, моя маленькая, вот тебе обещанная дама в сером.
Holly raised herself and looked up.
Холли выпрямилась и посмотрела на гостью.
He watched the two of them with a twinkle, Irene smiling, Holly beginning with grave inquiry, passing into a shy smile too, and then to something deeper.
Он наблюдал за ними обеими, посмеиваясь глазами; Ирэн улыбалась, на лице Холли серьёзная пытливость тоже сменилась робкой улыбкой, потом чем-то более глубоким.
She had a sense of beauty, that child — knew what was what!
Она чувствует красоту, эта девочка, понимает толк в вещах!
He enjoyed the sight of the kiss between them.
Хорошо было видеть, как они поцеловались.
“Mrs. Heron, Mam’zelle Beauce.
— Миссис Эрон, mam'zelle Бос.
Well, Mam’zelle — good sermon?”
Ну, mam'zelle, как проповедь?
For, now that he had not much more time before him, the only part of the service connected with this world absorbed what interest in church remained to him.
Теперь, когда ему оставалось так мало времени жить, единственная часть богослужения, связанная с земной жизнью, поглощала весь оставшийся у него интерес к церкви.
Mam’zelle Beauce stretched out a spidery hand clad in a black kid glove — she had been in the best families — and the rather sad eyes of her lean yellowish face seemed to ask:
Mam'zelle Бос протянула похожую на паука ручку в чёрной лайковой перчатке — она живала в самых лучших домах, — печальные глаза на её тощем желтоватом лице, казалось, спрашивали:
“Are you well-brrred?”
«А вы хорошо воспитаны?»
Whenever Holly or Jolly did anything unpleasing to her — a not uncommon occurrence — she would say to them:
Каждый раз, как Холли или Джолли чем-нибудь ей не угождали а случалось это нередко, — она говорила им:
“The little Tayleurs never did that — they were such well-brrred little children.”
«Маленькие Тэйлоры никогда так не делали, такие хорошо воспитанные были детки!»
Jolly hated the little Tayleurs; Holly wondered dreadfully how it was she fell so short of them.
Джолли ненавидел маленьких Тэйлоров; Холли ужасно удивлялась, как это ей все не удаётся быть такой же, как они.
‘A thin rum little soul,’ old Jolyon thought her — Mam’zelle Beauce.
«Чудачка эта mam'zelle Бос», — думал о ней старый Джолион.
Luncheon was a successful meal, the mushrooms which he himself had picked in the mushroom house, his chosen strawberries, and another bottle of the Steinberg cabinet filled him with a certain aromatic spirituality, and a conviction that he would have a touch of eczema to-morrow.
Завтрак прошёл удачно; из шампиньонов, которые он сам выбирал в теплице, из собранной им клубники и ещё одной бутылки
«Стейнберг Кэбинет» он почерпнул какое-то ароматное вдохновение и уверенность, что завтра у него будет лёгкая экзема.
After lunch they sat under the oak tree drinking Turkish coffee.
После завтрака они сидели под старым дубом и пили турецкий кофе.
It was no matter of grief to him when Mademoiselle Beauce withdrew to write her Sunday letter to her sister, whose future had been endangered in the past by swallowing a pin — an event held up daily in warning to the children to eat slowly and digest what they had eaten.
Старый Джолион не очень огорчился, когда мадемуазель Бос удалилась к себе в комнату писать воскресное письмо сестре, которая в прошлом чуть не погубила своё будущее, проглотив булавку, о чём ежедневно сообщалось детям в виде предостережения, чтобы они ели медленно и не забывали как следует жевать.
скачать в HTML/PDF
share