4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 30 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

At the foot of the bank, on a carriage rug, Holly and the dog Balthasar teased and loved each other, and in the shade old Jolyon with his legs crossed and his cigar luxuriously savoured, gazed at Irene sitting in the swing.
На нижней лужайке, на пледе, Холли и пёс Балтазар дразнили и ласкали друг друга, а в тени старый Джолион, положив ногу на ногу и наслаждаясь сигарой, смотрел на сидящую на качелях Ирэн.
A light, vaguely swaying, grey figure with a fleck of sunlight here and there upon it, lips just opened, eyes dark and soft under lids a little drooped.
Лёгкая, чуть покачивающаяся серая фигура в редких солнечных пятнах, губы полуоткрыты, глаза тёмные и мягкие под слегка опущенными веками.
She looked content; surely it did her good to come and see him!
У неё был довольный вид.
Конечно же, ей полезно приезжать к нему в гости!
The selfishness of age had not set its proper grip on him, for he could still feel pleasure in the pleasure of others, realising that what he wanted, though much, was not quite all that mattered.
Старческий эгоизм ещё не настолько завладел им, чтобы он не умел найти удовольствие в чужой радости.
Он сознавал, что его желание — это хоть и много, но не все.
“It’s quiet here,” he said; “you mustn’t come down if you find it dull.
— Здесь очень тихо, — сказал он, — вы не приезжайте, если вам скучно.
But it’s a pleasure to see you.
Но видеть вас мне радостно.
My little sweet is the only face which gives me any pleasure, except yours.”
Из всех лиц только лицо моей детки доставляет мне радость и ваше.
From her smile he knew that she was not beyond liking to be appreciated, and this reassured him.
По её улыбке он понял, что ей не совсем безразлично, когда ею любуются, и это придало ему уверенности.
“That’s not humbug,” he said.
“I never told a woman I admired her when I didn’t.
— Эго не слова, — сказал он, — я никогда не говорил женщине, что она мне нравится, если этого не было.
In fact I don’t know when I’ve told a woman I admired her, except my wife in the old days; and wives are funny.”
Да я и не знаю, когда вообще говорил женщине, что она мне нравится, разве только в давние времена жене.
А жены странный народ.
He was silent, but resumed abruptly:
“She used to expect me to say it more often than I felt it, and there we were.”
— Он помолчал, потом вдруг опять заговорил: — Ей хотелось слышать это от меня чаще, чем я это чувствовал, вот что тут поделаешь!
Her face looked mysteriously troubled, and, afraid that he had said something painful, he hurried on:
“When my little sweet marries, I hope she’ll find someone who knows what women feel.
— На её лице отразилось какое-то смятение.
И, испугавшись, что сказал что-то неприятное, он заторопился: — Когда моя детка выйдет замуж, надеюсь, ей попадётся человек, понимающий чувства женщины.
I shan’t be here to see it, but there’s too much topsy-turvydom in marriage; I don’t want her to pitch up against that.”
Я-то до этого не доживу, но очень уж много сейчас несуразного в браке; не хочется мне, чтоб она с этим столкнулась.
And, aware that he had made bad worse, he added:
“That dog will scratch.”
— И, чувствуя, что только ухудшил дело, он добавил: — И когда эта собака перестанет чесаться!
скачать в HTML/PDF
share