4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 44 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

It was left for Irene herself to beg him to eat more, to rest in the hot part of the day, to take a tonic, and so forth.
Самой Ирэн приходилось уговаривать его есть побольше, отдыхать в жаркое время дня, принимать лекарства.
But she did not tell him that she was the a cause of his thinness — for one cannot see the havoc oneself is working.
Но она не говорила ему, что он худеет из-за неё, — ведь трудно увидеть опустошение, которому ты сам причиной.
A man of eighty-five has no passions, but the Beauty which produces passion works on in the old way, till death closes the eyes which crave the sight of Her.
В восемьдесят пять лет мужчина не знает страсти, но красота, которая рождает страсть, действует по-прежнему, пока смерть не сомкнёт глаза, жаждущие смотреть на неё.
On the first day of the second week in July he received a letter from his son in Paris to say that they would all be back on Friday.
В первый день второй недели июля он получил письмо из Парижа от сына с известием, что все они будут дома в пятницу.
This had always been more sure than Fate; but, with the pathetic improvidence given to the old, that they may endure to the end, he had never quite admitted it.
Он всё время знал, что это неизбежно, но с трогательным легкомыслием, которое даётся старым людям, чтобы они могли выдержать до конца, все же не вполне этому верил.
Now he did, and something would have to be done.
He had ceased to be able to imagine life without this new interest, but that which is not imagined sometimes exists, as Forsytes are perpetually finding to their cost.
Теперь он поверил, и что-то нужно было предпринять Он уже не мог вообразить себе жизни без этого нового интереса, но невообразимое иногда существует, и Форсайты сплошь да рядом убеждаются в этом на собственной шкуре.
He sat in his old leather chair, doubling up the letter, and mumbling with his lips the end of an unlighted cigar.
Он сидел в старом кожаном кресле, складывая письмо и разминая губами конец незажженной сигары.
After to-morrow his Tuesday expeditions to town would have to be abandoned.
Ещё один день, а потом поездки в город по вторникам придётся бросить.
He could still drive up, perhaps, once a week, on the pretext of seeing his man of business.
Разве что можно будет ездить в коляске раз в неделю под предлогом свиданий с юристом.
But even that would be dependent on his health, for now they would begin to fuss about him.
Но и это будет зависеть от его здоровья, ведь теперь они начнут с ним нянчиться.
The lessons!
Уроки!
The lessons must go on!
Уроки должны продолжаться!
She must swallow down her scruples, and June must put her feelings in her pocket.
Пусть Ирэн отделается от своих страхов, и Джун должна спрятать чувства в карман.
She had done so once, on the day after the news of Bosinney’s death; what she had done then, she could surely do again now.
Она уже сделала это однажды — когда узнала о смерти Босини; как тогда поступила, конечно, может поступить и теперь.
Four years since that injury was inflicted on her — not Christian to keep the memory of old sores alive.
Четыре года, как ей нанесли это оскорбление; не по-христиански это хранить память о старых обидах!
June’s will was strong, but his was stronger, for his sands were running out.
У Джун сильная воля, но у него сильнее, ибо время его кончается.
Irene was soft, surely she would do this for him, subdue her natural shrinking, sooner than give him pain!
Ирэн такая мягкая, она, конечно, сделает это для него, подавит свои колебания, чтобы не причинять ему боли.
скачать в HTML/PDF
share