4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2212 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 46 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

She took it quietly, queerly; in fact, he did not know how she had taken it before the wayward music lifted up again and silence became necessary.
Она приняла новость спокойно, но немного странно; по правде сказать, он так и не разобрал, как она приняла её, до того как снова зазвучала своенравная музыка и молчание стало необходимостью.
The mask was down over her face, that mask behind which so much went on that he could not see.
Маска на её лице была опущена, маска, за которой жило так много, чего он не знал.
She wanted time to think it over, no doubt!
Ей, конечно, хочется повременить, обдумать.
He would not press her, for she would be coming to give her lesson to-morrow afternoon, and he should see her then when she had got used to the idea.
Он не станет её торопить, ведь завтра она приедет давать урок, и он увидит её, когда она уже свыкнется с этой мыслью.
In the cab he talked only of the Carmen; he had seen better in the old days, but this one was not bad at all.
When he took her hand to say good-night, she bent quickly forward and kissed his forehead.
По дороге из театра он говорил только о Кармен: он видел лучших в прежнее время, но и эта совсем не плоха, Когда он взял её руку, чтобы проститься, она быстро наклонилась и поцеловала его в лоб.
“Good-bye, dear Uncle Jolyon, you have been so sweet to me.”
— Прощайте, дорогой дядя Джолион, вы были так добры ко мне!
“To-morrow then,” he said.
— Значит, до завтра, — сказал он.
“Good-night.
— Спокойной ночи.
Sleep well.”
Спите сладко.
She echoed softly:
Она тихо откликнулась:
“Sleep well” and from the cab window, already moving away, he saw her face screwed round towards him, and her hand put out in a gesture which seemed to linger.
— Спите сладко.
И в окне удаляющегося кэба он увидел её лицо, повёрнутое к нему, и протянутую руку, словно застывшую в прощальном привете.
He sought his room slowly.
Он медленно направился к своему номеру.
They never gave him the same, and he could not get used to these ‘spick-and-spandy’ bedrooms with new furniture and grey-green carpets sprinkled all over with pink roses.
Каждый раз ему давали другой, и он не мог привыкнуть к этим «шикарным» спальням с новой мебелью и серо-зелёными коврами в палевых розах.
He was wakeful and that wretched Habanera kept throbbing in his head.
Ему не спалось, эта несчастная хабанера все стучала в голове.
His French had never been equal to its words, but its sense he knew, if it had any sense, a gipsy thing — wild and unaccountable.
Он никогда не владел французским достаточно, чтобы разобрать все слова, но смысл их знал, если только в них вообще был смысл; цыганская песенка, дикая, непонятная!
Well, there was in life something which upset all your care and plans — something which made men and women dance to its pipes.
Впрочем, есть в жизни что-то, что опрокидывает все наши труды и планы, заставляет людей плясать под свою дудку.
And he lay staring from deep-sunk eyes into the darkness where the unaccountable held sway.
И он лежал, вглядываясь запавшими глазами в темноту, где царило непонятное.
You thought you had hold of life, but it slipped away behind you, took you by the scruff of the neck, forced you here and forced you there, and then, likely as not, squeezed life out of you!
Думаешь, что держишь свою жизнь в руках, а оно подкрадывается к тебе, хватает тебя за шиворот, толкает туда, толкает сюда, а потом, чего доброго, задушит до смерти!
скачать в HTML/PDF
share