4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 48 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

But as the hour approached he grew restless, and sought the schoolroom, which overlooked the drive.
Но с приближением этого часа он стал беспокоиться и пошёл в классную, выходившую окнами на дорогу.
The sun-blinds were down, and Holly was there with Mademoiselle Beauce, sheltered from the heat of a stifling July day, attending to their silkworms.
Шторы были спущены, Холли и мадемуазель Бос, укрывшись от зноя душного июльского дня, занимались шелковичными червями.
Old Jolyon had a natural antipathy to these methodical creatures, whose heads and colour reminded him of elephants; who nibbled such quantities of holes in nice green leaves; and smelled, as he thought, horrid.
Старый Джолион питал врождённое отвращение к этим методичным созданиям, цветом и формой головы напоминавшим ему слонов, прогрызавшим столько дырок в красивых зелёных листьях и пахнувшим, по его мнению, прескверно.
He sat down on a chintz-covered windowseat whence he could see the drive, and get what air there was; and the dog Balthasar who appreciated chintz on hot days, jumped up beside him.
Он сел на обитый ситцем диван у окна, откуда была видна дорога и где было не так душно; и пёс Балтазар, который одобрял ситец в жаркие дни, вскочил на диван с ним рядом.
Over the cottage piano a violet dust-sheet, faded almost to grey, was spread, and on it the first lavender, whose scent filled the room.
На пианино был надет лиловый чехол, почти серый от времени, и стоявшая на нём ранняя мята наполняла классную своим запахом.
In spite of the coolness here, perhaps because of that coolness the beat of life vehemently impressed his ebbed-down senses.
Несмотря на прохладу комнаты, может быть, благодаря этой прохладе, биение жизни угнетающе действовало на ослабевшие чувства старого Джолиона.
Each sunbeam which came through the chinks had annoying brilliance; that dog smelled very strong; the lavender perfume was overpowering; those silkworms heaving up their grey-green backs seemed horribly alive; and Holly’s dark head bent over them had a wonderfully silky sheen.
Каждый солнечный луч, проникавший сквозь щели, дразнил своим блеском; от собаки очень сильно пахло; одурял аромат мяты, шелковичные черви, выгибавшие серо-зелёные спинки, были живыми до ужаса; и тёмная головка Холли, склонённая над ними, ярче обычного отливала шёлком.
A marvellous cruelly strong thing was life when you were old and weak; it seemed to mock you with its multitude of forms and its beating vitality.
Поразительная, до жестокости сильная штука жизнь, когда ты стар и слаб; точно дразнит своим многообразием, бьющей через край энергией!
He had never, till those last few weeks, had this curious feeling of being with one half of him eagerly borne along in the stream of life, and with the other half left on the bank, watching that helpless progress.
Никогда до этих последних недель он не знал этого чудного ощущения, будто половину его существа захлестнуло и несёт потоком жизни, а другая половина осталась на берегу и смотрит ей вслед.
Only when Irene was with him did he lose this double consciousness.
Только когда с ним была Ирэн, эта раздвоенность сознания исчезала.
Holly turned her head, pointed with her little brown fist to the piano — for to point with a finger was not ‘well-brrred’— and said slyly:
Холли повернула голову, указала смуглым кулачком на рояль — ибо пальцем «хорошо воспитанные» дети не показывают — и сказала лукаво:
“Look at the ‘lady in grey,’ Gran; isn’t she pretty to-day?”
— Посмотри на даму в сером: дедушка; правда, она сегодня хорошенькая?
Old Jolyon’s heart gave a flutter, and for a second the room was clouded; then it cleared, and he said with a twinkle:
У старого Джолиона забилось сердце, и на мгновение комнату застлал туман; потом туман рассеялся, и он спросил, подмигнув:
“Who’s been dressing her up?”
— Кто же это одел её?
скачать в HTML/PDF
share