4#

Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. Интерлюдия. Последнее лето Форсайта". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 52 из 55  ←предыдущая следующая→ ...

To sleep like that child!
Как спит эта девочка!
He pressed apart two rungs of the venetian blind and looked out.
Он раздвинул планки деревянной шторы и выглянул.
The moon was rising, blood-red.
Луна вставала кроваво-красная.
He had never seen so red a moon.
Никогда он не видел такой красной луны!
The woods and fields out there were dropping to sleep too, in the last glimmer of the summer light.
Леса и поля вдалеке тоже клонились ко сну в последнем отблеске летнего дня.
And beauty, like a spirit, walked.
А красота бродила, как призрак.
‘I’ve had a long life,’ he thought, ‘the best of nearly everything.
«Я прожил долгую жизнь, — думал он, — имел все лучшее, что есть в этом мире.
I’m an ungrateful chap; I’ve seen a lot of beauty in my time.
Я просто неблагодарный; я видел столько красоты в своё время.
Poor young Bosinney said I had a sense of beauty.
Бедный молодой Босини говорил, что у меня есть чувство красоты.
There’s a man in the moon to-night!’
На луне сегодня странные пятна!»
A moth went by, another, another.
Пролетела ночная бабочка, ещё одна, ещё.
‘Ladies in grey!’
«Дамы в сером»!
He closed his eyes.
Он закрыл глаза.
A feeling that he would never open them again beset him; he let it grow, let himself sink; then, with a shiver, dragged the lids up.
There was something wrong with him, no doubt, deeply wrong; he would have to have the doctor after all.
Им овладело чувство, что он уже никогда их не откроет; он дал этому чувству вырасти, дал себе ослабеть; потом вздрогнул и с усилием поднял веки, Несомненно, с ним творится что-то неладное, очень неладное; придётся всё-таки пригласить доктора.
It didn’t much matter now!
Теперь-то все равно!
Into that coppice the moon-light would have crept; there would be shadows, and those shadows would be the only things awake.
И в рощу, наверно, пробрался лунный свет; там тени, и одни только тени не спят.
No birds, beasts, flowers, insects; Just the shadows — moving;
‘Ladies in grey!’
Пропали птицы, звери, цветы, насекомые; одни тени движутся; «дамы в сером»!
Over that log they would climb; would whisper together.
Перелезают через упавшее дерево, шепчутся.
She and Bosinney!
Она и Боснии?
Funny thought!
Чудная мысль!
And the frogs and little things would whisper too!
И лягушки, и лесная мошкара тоже шепчутся.
How the clock ticked, in here!
Как громко тикают часы!
It was all eerie — out there in the light of that red moon; in here with the little steady night-light and, the ticking clock and the nurse’s dressing-gown hanging from the edge of the screen, tall, like a woman’s figure.
Было таинственно, жутко, там, в свете красной луны, и здесь тоже, при маленьком спокойном ночнике; тикали часы, халат няни свисал с ширмы, длинный, похожий на фигуру женщины
‘Lady in grey!’
«Дама в сером»!
And a very odd thought beset him: Did she exist?
И очень странная мысль завладела им: существует ли она вообще?
Had she ever come at all?
Приезжала ли когда-нибудь?
Or was she but the emanation of all the beauty he had loved and must leave so soon?
Или она только отзвук всей красоты, которую он любил в жизни и так скоро должен покинуть?
The violet-grey spirit with the dark eyes and the crown of amber hair, who walks the dawn and the moonlight, and at blue-bell time?
Серо-лиловая фея с тёмными глазами и короной янтарных волос, что является на рассвете, и в лунные ночи, и в знойные дни?
скачать в HTML/PDF
share