5#

Сага о Форсайтах. I Собственник. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. I Собственник". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 707 книг и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 170 из 320  ←предыдущая следующая→ ...

They felt at once that it would not sell.
Они сразу почувствовали, что сонату продать не удастся.
Roger, who liked having a clever daughter well enough, and often alluded to the amount of pocket-money she made for herself, was upset by this violin sonata.
Роджер, очень довольный своей умной дочкой и не упускавший случая упомянуть о карманных деньгах, которые она зарабатывала собственными трудами, был просто удручен этим.
"Rubbish like that!" he called it.
- Чепуха! - сказал он про сонату.
Francie had borrowed young Flageoletti from Euphemia, to play it in the drawing-room at Prince's Gardens.
Фрэнси на один вечер заняла у Юфимии Флажолетти, и он исполнил ее произведение в гостиной на Принсез-Гарденс.
As a matter of fact Roger was right.
В сущности говоря, Роджер оказался прав.
It was rubbish, but—annoying! the sort of rubbish that wouldn't sell.
Это и была чепуха, но - вот в чем горе! - чепуха того сорта, которая не имеет сбыта.
As every Forsyte knows, rubbish that sells is not rubbish at all—far from it.
Как известно каждому Форсайту, чепуха, которая имеет сбыт, вовсе не чепуха - отнюдь нет.
And yet, in spite of the sound common sense which fixed the worth of art at what it would fetch, some of the Forsytes—Aunt Hester, for instance, who had always been musical—could not help regretting that Francie's music was not 'classical'; the same with her poems.
И все-таки, несмотря на здравый смысл, заставлявший их оценивать произведение искусства сообразно его стоимости, кое-кто из Форсайтов - например, тетя Эстер, любившая музыку, - всегда сожалел, что романсы Фрэнси были не "классического содержания"; то же относилось и к ее стихам.
But then, as Aunt Hester said, they didn't see any poetry nowadays, all the poems were 'little light things.'
Впрочем, говорила тетя Эстер, теперешняя поэзия - это все "легковесные пустячки".
There was nobody who could write a poem like
Теперь уже никто не напишет таких поэм, как
'Paradise Lost,' or
"Потерянный рай" или
'Childe Harold'; either of which made you feel that you really had read something.
"Чайльд Гарольд"; после них, по крайней мере, что-то остается в голове.
Still, it was nice for Francie to have something to occupy her; while other girls were spending money shopping she was making it!
Конечно, это очень хорошо, что Фрэнси есть чем себя занять: другие девушки транжирят деньги по магазинам, а она сама зарабатывает!
And both Aunt Hester and Aunt Juley were always ready to listen to the latest story of how Francie had got her price increased.
Тетя Эстер и тетя Джули всегда были рады послушать рассказы о том, как Фрэнси удалось добиться повышения гонорара.
They listened now, together with Swithin, who sat pretending not to, for these young people talked so fast and mumbled so, he never could catch what they said.
Они внимали ей и сейчас, вместе с Суизином, который делал вид, что не прислушивается к разговору, потому что молодежь теперь так быстро и так невнятно говорит, что у них ни слова не разберешь!
"And I can't think," said Mrs. Septimus, "how you do it.
- Просто не могу себе представить, - сказала миссис Смолл, - как это ты решилась.
I should never have the audacity!"
У меня бы не хватило смелости!
Francie smiled lightly.
Фрэнси весело улыбнулась.
"I'd much rather deal with a man than a woman.
- Я всегда предпочитаю иметь дело с мужчинами.
Women are so sharp!"
Женщины такие злюки!
"My dear," cried Mrs. Small,
- Ну что ты, милая! - воскликнула миссис Смолл.
"I'm sure we're not."
- Какие же мы злюки?
Euphemia went off into her silent laugh, and, ending with the squeak, said, as though being strangled:
Юфимия залилась беззвучным смехом и, взвизгнув, проговорила сдавленным голосом, будто ее душили:
"Oh, you'll kill me some day, auntie."
- О-о!
Вы меня когда-нибудь уморите, тетечка!
Swithin saw no necessity to laugh; he detested people laughing when he himself perceived no joke.
Суизин не видел в этом ничего забавного; он терпеть не мог, когда люди смеялись, а ему самому не было смешно.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1