5#

Сага о Форсайтах. I Собственник. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. I Собственник". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 660 книг и 1899 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 266 из 320  ←предыдущая следующая→ ...

He breakfasted by gaslight, the fog of late November wrapping the town as in some monstrous blanket till the trees of the Square even were barely visible from the dining-room window.
Он завтракал при свете газа.
Ноябрьский туман словно громадным одеялом закутал город, и даже деревья сквера еле виднелись из окна столовой.
He ate steadily, but at times a sensation as though he could not swallow attacked him.
Сомс упорно ел, но по временам его охватывало такое ощущение, точно кусок становился ему поперек горла.
Had he been right to yield to his overmastering hunger of the night before, and break down the resistance which he had suffered now too long from this woman who was his lawful and solemnly constituted helpmate?
Правильно ли он сделал, что поддался прошлой ночью чувству нестерпимого голода и сломил сопротивление, которое уже так давно оказывала ему эта женщина, бывшая его законной женой, спутницей жизни?
He was strangely haunted by the recollection of her face, from before which, to soothe her, he had tried to pull her hands—of her terrible smothered sobbing, the like of which he had never heard, and still seemed to hear; and he was still haunted by the odd, intolerable feeling of remorse and shame he had felt, as he stood looking at her by the flame of the single candle, before silently slinking away.
Его преследовало воспоминание об этом лице, о том, как он старался оторвать от него ее руки, успокоить ее, о страшных сдавленных рыданиях, каких ему никогда не приходилось слышать, - они и сейчас стояли у него в ушах; преследовало непривычное, нестерпимое чувство раскаяния и стыда, охватившее его в ту минуту, когда он остановился, глядя на нее при свете одинокой свечи, прежде чем молча и тихо выйти из спальни.
And somehow, now that he had acted like this, he was surprised at himself.
И, совершив такой поступок, он теперь сам ему удивлялся.
Two nights before, at Winifred Dartie's, he had taken Mrs. MacAnder into dinner.
Три дня тому назад он сидел рядом с миссис Мак-Эндер на обеде у Уинифрид Дарти.
She had said to him, looking in his face with her sharp, greenish eyes:
Взглянув ему в лицо своими проницательными зеленоватыми глазами, она сказала:
"And so your wife is a great friend of that Mr. Bosinney's?"
- Ваша жена, кажется, в большой дружбе с мистером Боснии?
Not deigning to ask what she meant, he had brooded over her words.
Не удостоив ее просьбой разъяснить эти слова, он мрачно задумался.
They had roused in him a fierce jealousy, which, with the peculiar perversion of this instinct, had turned to fiercer desire.
Вопрос миссис Мак-Эндер разбудил в нем яростную ревность, которая, со свойственной этому инстинкту извращенностью, перешла в еще более яростное желание.
Without the incentive of Mrs. MacAnder's words he might never have done what he had done.
Без толчка, каким послужили слова миссис Мак-Эндер, он никогда бы не решился на такой поступок.
Without their incentive and the accident of finding his wife's door for once unlocked, which had enabled him to steal upon her asleep.
Всему виной был этот толчок и случайность, что комната оказалась незапертой и он застал жену спящей.
Slumber had removed his doubts, but the morning brought them again.
Сон рассеял его сомнения, но утром они вернулись.
One thought comforted him: No one would know—it was not the sort of thing that she would speak about.
Он утешал себя только одним: никто ничего не узнает - о таких вещах она не станет рассказывать.
And, indeed, when the vehicle of his daily business life, which needed so imperatively the grease of clear and practical thought, started rolling once more with the reading of his letters, those nightmare-like doubts began to assume less extravagant importance at the back of his mind.
А когда повозка делового дня, требующая смазки.
Ясной и практичной мыслью, двинулась в путь, начав утро Сомса с кучи полученных писем, мучительные, как кошмар, сомнения потеряли свою значительность и отступили на второй план.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1