5#

Сага о Форсайтах. I Собственник. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сага о Форсайтах. I Собственник". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 670 книг и 1979 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 309 из 320  ←предыдущая следующая→ ...

In the hall an Inspector of Police stood stolidly regarding with heavy-lidded pale-blue eyes the fine old English furniture picked up by James at the famous Mavrojano sale in Portman Square.
Полицейский инспектор стоял в холле и вялыми бесцветными глазами посматривал из-под тяжелых век на прекрасную старинную мебель, которую Джемс приобрел на знаменитой распродаже у Мавроджано на Портменсквер.
"You'll find my brother in there," said James.
- Брат ждет вас, - сказал Джемс.
The Inspector raised his fingers respectfully to his peaked cap, and entered the study.
Инспектор почтительно приложил два пальца к фуражке и прошел в комнату.
James saw him go in with a strange sensation.
Джемс посмотрел ему вслед, почему-то заволновавшись.
"Well," he said to Soames,
"I suppose we must wait and see what he wants.
- Что ж, - сказал он Сомсу, - надо подождать, узнаем, что ему надо.
Your uncle's been here about the house!"
Дядя говорил со мной относительно дома.
He returned with Soames into the dining-room, but could not rest.
Он вернулся вместе с Сомсом в столовую, но никак не мог успокоиться.
"Now what does he want?" he murmured again.
- Что ему понадобилось? - снова пробормотал он.
"Who?" replied Soames: "the Inspector?
- Кому? - спросил Сомс.
- Инспектору?
They sent him round from Stanhope Gate, that's all I know.
Он был на Стэнхоп-Гейт, его послали сюда - вот все, что я знаю.
That 'nonconformist' of Uncle Jolyon's has been pilfering, I shouldn't wonder!"
Не иначе, как дядин "сектант" проворовался.
But in spite of his calmness, he too was ill at ease.
Но, несмотря на внешнее спокойствие, Сомсу тоже было не по себе.
At the end of ten minutes old Jolyon came in.
Через десять минут появился старый Джолион.
He walked up to the table, and stood there perfectly silent pulling at his long white moustaches.
Он подошел к столу и молча остановился, поглаживая длинные седые усы.
James gazed up at him with opening mouth; he had never seen his brother look like this.
Джемс смотрел на него с открытым ртом: он никогда еще не видел брата таким, как сейчас.
Old Jolyon raised his hand, and said slowly:
Старый Джолион поднял руку и медленно сказал:
"Young Bosinney has been run over in the fog and killed."
Then standing above his brother and his nephew, and looking down at him with his deep eyes:
"There's—some—talk—of—suicide," he said.
- Боснии попал в тумане под колеса, раздавлен насмерть, - и, переведя на брата и племянника свой глубокий взгляд, добавил: - Ходят слухи о самоубийстве.
James' jaw dropped.
У Джемса отвисла челюсть.
"Suicide!
- Самоубийство?
What should he do that for?"
Почему?
Old Jolyon answered sternly:
Старый Джолион сурово ответил:
"God knows, if you and your son don't!"
- Кому же это знать, как не тебе с сыном!
But James did not reply.
И Джемс смолчал.
For all men of great age, even for all Forsytes, life has had bitter experiences.
У всех людей преклонного возраста, даже у всех Форсайтов, было много тяжелых минут в жизни.
The passer-by, who sees them wrapped in cloaks of custom, wealth, and comfort, would never suspect that such black shadows had fallen on their roads.
Случайный прохожий, который видит их закутанными в пелену обычаев, богатства, комфорта, никогда бы не заподозрил, что и на их пути ложатся черные тени.
To every man of great age—to Sir Walter Bentham himself—the idea of suicide has once at least been present in the ante-room of his soul; on the threshold, waiting to enter, held out from the inmost chamber by some chance reality, some vague fear, some painful hope.
У каждого человека преклонного возраста - даже у сэра Уолтера Бентема - мысль о самоубийстве хоть раз, а возникала где-то в преддверии души, останавливалась на пороге, и только какаянибудь "случайность, или смутный страх, или последняя надежда не позволяли ей переступить его.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1