4#

Свет в августе. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Свет в августе". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 389 из 441  ←предыдущая следующая→ ...

“But of course I don’t know what she told him.
Я, конечно, не знаю, что она ему там говорила.
I don’t believe that any man could reconstruct that scene.
Вряд ли кто-нибудь сможет воспроизвести эту сцену.
I don’t think that she knew herself, planned at all what she would say, because it had already been written and worded for her on the night when she bore his mother, and that was now so long ago that she had learned it beyond all forgetting and then forgot the words.
И едва ли она сама знала, заранее обдумывала, что ему сказать, -- ведь все было сказано и записано в ту ночь, когда она родила его мать, хранилось в памяти с незапамятных теперь уже времен, не подверженное забвению: забылись только слова.
Perhaps that’s why he believed her at once, without question.
Может быть, поэтому он и поверил ей сразу, не усомнившись.
I mean, because she did not worry about what to say, about plausibility or the possibility of incredulity on his part: that somewhere, somehow, in the shape or presence or whatever of that old outcast minister was a sanctuary which would be inviolable not only to officers and mobs, but to the very irrevocable past; to whatever crimes had molded and shaped him and left him at last high and dry in a barred cell with the shape of an incipient executioner everywhere he looked.
Точнее -- потому что она не раздумывала, как ему сказать и насколько правдоподобным, возможным или невероятным ему это покажется: что где-то, как-то, телом ли своим, присутствием или чем еще, этот старый изгой-священник оградит его -- не только от полиции или толпы, но и от самого непоправимого прошлого; от невесть каких преступлений, которые вылепили и закалили его и в конце концов привели в камеру, где взгляд повсюду натыкается на тень грядущего палача.
“And he believed her.
И он ей поверил.
I think that is what gave him not the courage so much as the passive patience to endure and recognise and accept the one opportunity which he had to break in the middle of that crowded square, manacled, and run.
Я думаю, отсюда и взялось у него не столько, мужество, сколько пассивное терпение, чтобы углядеть, принять и вынести эту соломинку -- чтобы вырваться в наручниках посреди запруженной народом площади и бежать.
But there was too much running with him, stride for stride with him.
Но слишком много было набегано, слишком много гналось за ним.
Not pursuers: but himself: years, acts, deeds omitted and committed, keeping pace with him, stride for stride, breath for breath, thud for thud of the heart, using a single heart.
Не преследователей -- своего: годы, поступки, дела, совершенные и упущенные, гнались за ним по пятам, шаг в шаг, дых в дых, стук в стук сердца, а сердце было одно.
It was not alone all those thirty years which she did not know, but all those successions of thirty years before that which had put that stain either on his white blood or his black blood, whichever you will, and which killed him.
И убили его не только эти тридцать лет, которых она не знала, но и все те прошлые и позапрошлые тридцатилетия, которые загрязнили его белую кровь -- или его черную кровь, как вам будет угодно.
But he must have run with believing for a while; anyway, with hope.
Но сперва, должно быть, он бежал, веря; по крайней мере -- надеясь.
But his blood would not be quiet, let him save it.
Только кровь не желала молчать, быть спасенной.
It would not be either one or the other and let his body save itself.
Ни та, ни другая не уступали и не дали телу спасти себя.
Because the black blood drove him first to the negro cabin.
Потому что черная кровь погнала его сперва к негритянской лачуге.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1