4#

Свет в августе. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Свет в августе". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2620 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 422 из 441  ←предыдущая следующая→ ...

Surely, when God looks about at their successors, He cannot be loath to share His own with us.”
Конечно, когда Бог глядит на их потомство, Ему не претит делиться Своим с нами.
“Hush!
-- Тише!
Shhhhhhhhh!
Тс-с-с!
They are looking at us!”
На нас смотрят!
Then the train was slowing into the town; the dingy purlieus slid vanishing past the window.
Поезд уже вкатывался в город; за окном проплывали убогие предместья.
He still looked out—a thin, vaguely untidy man with still upon him something yet of the undimmed glow of his calling, his vocation—quietly surrounding and enclosing and guarding his urgent heart, thinking quietly how surely heaven must have something of the color and shape of whatever village or hill or cottage of which the believer says, This is my own.
Он все еще глядел туда -- худой, слегка неопрятный человек, чье лицо еще хранило непотускневший отблеск его призвания, назначения, -- и, тихо огораживая, окружая, остерегая нетерпеливое сердце, тихо думал, что рай, несомненно, должен быть схож видом и цветом с той деревушкой, пригорком, домом, о которых верующий говорит:
"Это мое родное".
The train stopped: the slow aisle, still interrupted with, outlooking, then the descent among faces grave, decorous, and judicial: the voices, the murmurs, the broken phrases kindly yet still reserved of judgment, not yet giving and (let us say it) prejudicial.
Поезд остановился: медленно по коридору, задерживаясь, чтобы еще и еще раз взглянуть в окно, и -- вниз по ступенькам, навстречу степенным, важным, рассудительным лицам: шушуканье, обрывки фраз, голоса -- любезные, но пока не выносящие суждения, еще не потеплевшие и (скажем прямо) готовые осуждать.
‘I admitted that’ he thinks.
‘I believe that I accepted it.
"Я признал это, -размышляет он. -- Должно быть, я пошел на это.
But perhaps that was all I did do, God forgive me.’
Но ничего больше, наверно, не сделал, да простит меня Бог".
The earth has almost faded from sight.
Земля почти совсем потонула во мгле.
It is almost night now.
Ночь уже почти наступила.
His bandagedistorted head has no depth, no solidity; immobile, it seems to hang suspended above the twin pale blobs which are his hands lying upon the ledge of the open window.
Забинтованная голова его перед открытым окном лишена полноты, плотности; неподвижная, она словно парит над двумя бледными кляксами рук, покоящихся на подоконнике.
He leans forward.
Он высовывается наружу.
Already he can feel the two instants about to touch: the one which is the sum of his life, which renews itself between each dark and dusk, and the suspended instant out of which the soon will presently begin.
Он уже ощущает, как соприкоснутся сейчас два мгновения: одно, в котором -- итог его жизни, обновлявшейся всякий раз на грани между тьмой и сумерками, и то остановившееся мгновение, из которого должно возникнуть скоро.
When he was younger, when his net was still too fine for waiting, at this moment he would sometimes trick himself and believe that he heard them before he knew that it was time.
Когда он был моложе, когда его сеть была еще слишком тонка, чтобы он мог ждать, он, случалось, обманывал себя в эту секунду и верил, что слышит их, хотя знал, что еще не пора.
‘Perhaps that is all I ever did, have ever done,’ he thinks, thinking of the faces: the faces of old men naturally dubious of his youth and jealous of the church which they were putting into his hands almost as a father surrenders a bride: the faces of old men lined by that sheer accumulation of frustration and doubt which is so often the other side of the picture of hale and respected full years—the side, by the way, which the subject and proprietor of the picture has to look at, cannot escape looking at.
"Быть может, я больше ничего и не делал в жизни, больше ничего не сделал", -- думает он, думая о лицах: лицах стариков, конечно не доверяющих его юности и ревнующих церковь, которую они отдавали в его руки почти так же, как отец выдает дочь; лицах, изборожденных простою совокупностью разочарований и сомнений, так часто представляющих собою оборотную сторону картины почтенных, но еще бодрых лет-сторону, между прочим, на которую модель картины, ее владелец вынужден смотреть, не может не смотреть.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1