5#

Святилище. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Святилище". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 766 книг и 2235 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 103 из 233  ←предыдущая следующая→ ...

She had just returned from church, in a black silk gown and a hat savagely flowered; the lower half of the tankard was still frosted with inner chill.
Она только что вернулась из церкви, на ней была черная шелковая мантия и шляпка с яркими цветами; кружка внизу запотела от холодного пива.
She moved heavily from big thigh to thigh, the two dogs moiling underfoot, talking steadily back across her shoulder in a harsh, expiring, maternal voice.
Большие бедра ее грузно раскачивались, собачки путались под ногами, а она неторопливо говорила через плечо хриплым, пыхтящим, материнским голосом:
“Popeye knew better than to bring you anywhere else but to my house.
I been after him for, how many years I been after you to get you a girl, honey?
- Лупоглазый правильно сделал, что привез тебя в этот дом, а не куда-то еще, Я ему вот уже - сколько уж лет, голубчик, я стараюсь подыскать тебе девушку?
What I say, a young fellow cant no more live without a girl than.……” Panting, she fell to cursing the dogs under her feet, stopping to shove them aside.
Считаю, что молодому человеку нельзя обходиться без девушки, как и без...
- Тяжело дыша, принялась бранить вертящихся под ногами собачек, остановилась и отпихнула их в сторону.
“Get back down there,” she said, shaking the rosary at them.
- Пошли вниз, - приказала, грозя им четками.
They snarled at her in vicious falsetto, baring their teeth, and she leaned against the wall in a thin aroma of beer, her hand to her breast, her mouth open, her eyes fixed in a glare of sad terror of all breathing as she besought breath, the tankard a squat soft gleam like dull silver lifted in the gloom.
Собачки, оскалив зубы, зарычали на нее пронзительным фальцетом, а она, распространяя легкий запах пива, прислонилась к стене и приложила руку к груди, рот ее был распахнут, в глазах, когда ей не хватало дыхания, мерцал скорбный ужас всего живого, массивная кружка поблескивала в полутьме, словно матовое серебро.
The narrow stairwell turned back upon itself in a succession of niggard reaches.
Узкая лестница поднималась чередой тусклых маршей, нависающих один над другим.
The light, falling through a thickly-curtained door at the front and through a shuttered window at the rear of each stage, had a weary quality.
A spent quality; defunctive, exhausted—a protracted weariness like a vitiated backwater beyond sunlight and the vivid noises of sunlight and day.
На всех площадках свет, проникающий спереди из-за плотно завешенных дверей, а сзади сквозь прикрытые ставнями окна, был каким-то вялым, иссякшим, обессиленным, гаснущим - эта бесконечная вялость напоминала гнилое болото, куда не доходят солнечный свет и оживленный дневной шум.
There was a defunctive odor of irregular food, vaguely alcoholic, and Temple even in her ignorance seemed to be surrounded by a ghostly promiscuity of intimate garments, of discreet whispers of flesh stale and oft-assailed and impregnable beyond each silent door which they passed.
Ощущался тяжелый запах беспорядочного питания, алкоголя, и Темпл, даже в ее неведении, казалось, что ее окружают призрачная смесь нижнего белья, потаенные шорохи тел, несвежих из-за частых соитий и извержений по ту сторону глухих дверей, мимо которых они шли.
Behind her, about hers and Miss Reba’s feet the two dogs scrabbled in nappy gleams, their claws clicking on the metal strips which bound the carpet to the stairs.
Сзади возле их ног пушистыми бликами суетились собачки, постукивая коготками о металлические ленты, крепящие к лестнице ковровую дорожку.
Later, lying in bed, a towel wrapped about her naked loins, she could hear them sniffing and whining outside the door.
Потом, лежа в постели с полотенцем, обернутым вокруг обнаженных бедер, Темпл слышала, как обе скулят и фыркают за дверью.
Her coat and hat hung on nails in the door, her dress and stockings lay upon a chair, and it seemed to her that she could hear the rhythmic splush-splush of the washing-board somewhere and she flung herself again in an agony for concealment as she had when they took her knickers off.
Ее шляпка и пальто висели на вбитых в дверь гвоздях.
Платье и чулки валялись на стуле, ей показалось, что откуда-то доносится мерное хлюпанье стиральной доски, и она вновь заметалась, мучительно ища, куда бы спрятаться, как и тогда, когда с нее снимали панталоны.
скачать в HTML/PDF
share