StudyEnglishWords

4#

Седьмой сын. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Седьмой сын". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 49 из 234  ←предыдущая следующая→ ...

Alvin Junior couldn't help himself.
Элвин-младший ничего не мог поделать с собой.
Her dire threat just struck him funny.
Эта угроза рассмешила его до слез.
And even though he knew he was taking his life in his hands, he opened up his mouth to laugh.
И хоть он знал, что сейчас его жизнь находится в его же руках, он открыл рот, чтобы громко рассмеяться.
He knew that if he laughed he'd have Mama's thimble hard on his head, or maybe her hand clapped hard on his ear, or even her hard little foot smashed right down on his bare foot, which she did once to David the time he told her she should have learnt the word no sometime before she had thirteen mouths to cook for.
Он знал, что, если он засмеется, мамин наперсток очень больно стукнет ему по голове, а может, она съездит ему по уху со всего размаху или ее маленькая пятка со всей мочи опустится на его голую ногу – однажды она проучила так Дэвида, когда он посмел заявить, что ей стоило бы научиться говорить «нет», прежде чем в доме будут сшиваться тринадцать голодных ртов, которых надо кормить.
This was a matter of life and death.
Вопрос жизни и смерти.
This was more frightening than the ridgebeam, which after all never hit him, which was more than he could say for Mama.
Намного страшнее, чем кровельная балка, которая, по сути дела, даже волоска на нем не тронула.
So he caught that laugh before it got loose, and he turned it into the first thing he could think of to say.
Поэтому он сумел проглотить смешинку, прежде чем она вырвалась на волю, а поскольку рот все еще был открыт, он сказал первое, что пришло в голову:
"Mama," he said,
"Measure can't sign no petition in blood, cause he'd already be dead, and dead people don't bleed."
– Мам, – сказал он, – Мера не сможет подписать прошение кровью, потому что будет мертв, а кровь у мертвых не течет.
Mama looked him in the eye and spoke slow and careful.
Мама внимательно посмотрела на него и медленно, почти по слогам произнесла:
"They do when I tell them to."
– Я скажу – потечет.
Well, that did it.
Вот тут-то все и началось.
Alvin Junior just laughed out loud.
Элвин-младший громко расхохотался.
And that set half the girls to laughing.
И добрая половина девчонок присоединилась к нему.
Which made Measure laugh.
Это рассмешило Меру.
And finally Mama laughed, too.
Наконец и мама рассмеялась.
They all just laughed and laughed till they were mostly crying and Mama started sending people upstairs to bed, including Alvin Junior.
Они заходились от смеха, пока слезы не потекли, после чего мама отправила всех, включая Элвина-младшего, наверх готовиться ко сну.
All the excitement had Alvin Junior feeling pretty spunky, and he hadn't figured out yet that sometimes he ought to keep all that jumpiness locked up tight.
После такого веселья Элвин-младший еще больше расхрабрился, а по малости лет он не знал, что озорство до добра не доводит и иногда лучше сдерживаться.
It happened that Matilda, who was sixteen and fancied herself a lady, was walking up the stairs right in front of him.
Случилось так, что Матильда, которой недавно исполнилось шестнадцать и которая корчила из себя настоящую леди, поднималась по лестнице прямо перед ним.
Everybody hated walking anywhere behind Matilda, she took such delicate, ladylike steps.
Ходить за Матильдой было сущей пыткой: она ступала столь величаво, столь неспешно – ни дать ни взять дама из высшего общества.
Measure always said he'd rather walk in line behind the moon, cause it moved faster.
Мера не раз говорил, что лучше уж ходить следом за луной, она и то двигается быстрее.
Now Matilda's backside was right in Al Junior's face, swaying back and forth, and he thought of what Measure said about the moon, and reckoned how Matilda's backside was just about as round as the moon, and then he got to wondering what it would be like to touch the moon, and whether it would be hard like a beetle's back or squishy as a slug.
Таким образом, задняя часть Матильды маячила прямо перед лицом Эла-младшего: взад-вперед, влево-вправо.
Он вспомнил, что говорил Мера о луне, потом сравнил зад Матильды с ночным светилом и пришел к выводу, что они одинаково круглые.
Тогда-то он и начал гадать, а каково это – дотронуться до луны, будет ли она такой же твердой, как спинка жука, или мягкой и податливой, как слизняк.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 3 оценках: 5 из 5 1