4#

Сестра Керри. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сестра Керри". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 116 из 458  ←предыдущая следующая→ ...

He went merrily on, assured that he was alluring all, that affection followed tenderly in his wake, that things would endure unchangingly for his pleasure.
Он весело наслаждался жизнью, в полной уверенности, что пленяет всех, что любовь неотступно следует за ним по пятам, что все неизменно будет складываться возможно приятнее для него.
When he missed some old face, or found some door finally shut to him, it did not grieve him deeply.
Если случалось, что из поля его зрения исчезало чье-либо лицо или какая-нибудь дверь окончательно закрывалась перед ним, он не особенно огорчался.
He was too young, too successful.
Он был слишком молод и слишком удачлив.
He would remain thus young in spirit until he was dead.
Он верил, что будет молод душою до гробовой доски.
As for Hurstwood, he was alive with thoughts and feelings concerning Carrie.
Что до Герствуда, то сейчас все его помыслы и чувства сосредоточились на Керри.
He had no definite plans regarding her, but he was determined to make her confess an affection for him.
У него не было никакого определенного плана, но он твердо решил, что заставит ее признаться в любви.
He thought he saw in her drooping eye, her unstable glance, her wavering manner, the symptoms of a budding passion.
Ему казалось, что в ее опущенных ресницах, в ее глазах, избегающих его взгляды, во всем поведении он узнает признаки зарождающейся страсти.
He wanted to stand near her and make her lay her hand in his — he wanted to find out what her next step would be — what the next sign of feeling for him would be.
Ему хотелось находиться подле нее, заставить ее вложить свою руку в его, ему не терпелось узнать, каков будет ее ближайший шаг, в чем выразится ее чувство в дальнейшем.
Such anxiety and enthusiasm had not affected him for years.
Подобных тревог и радостей он не испытывал уже много лет.
He was a youth again in feeling — a cavalier in action.
Он снова обрел чувства юноши и вел себя, как рыцарь.
In his position opportunity for taking his evenings out was excellent.
Должность позволяла ему свободно располагать своими вечерами.
He was a most faithful worker in general, and a man who commanded the confidence of his employers in so far as the distribution of his time was concerned.
Вообще Герствуд был чрезвычайно преданный служащий и пользовался таким доверием хозяев, что они разрешали ему распоряжаться своим временем по собственному усмотрению.
He could take such hours off as he chose, for it was well known that he fulfilled his managerial duties successfully, whatever time he might take.
Он мог уходить когда угодно, так как всем было известно, что он блестяще выполняет обязанности управляющего, совершенно независимо от времени, которое уделяет делу.
His grace, tact, and ornate appearance gave the place an air which was most essential, while at the same time his long experience made him a most excellent judge of its stock necessities.
Его изящество, такт и элегантность создали в баре особую атмосферу изысканности, что было весьма важно для такого предприятия.
В то же время благодаря многолетнему опыту Герствуд стал превосходным знатоком напитков, сигар и фруктов, ассортимент которых в баре не оставлял желать ничего лучшего.
Bartenders and assistants might come and go, singly or in groups, but, so long as he was present, the host of old-time customers would barely notice the change.
Буфетчики, их помощники сменяли один другого, но пока оставался Герствуд, плеяда старых посетителей едва ли замечала перемену.
He gave the place the atmosphere to which they were used.
Именно, он, повторяем, давал заведению тот тон, к которому привыкли завсегдатаи.
Consequently, he arranged his hours very much to suit himself, taking now an afternoon, now an evening, but invariably returning between eleven and twelve to witness the last hour or two of the day’s business and look after the closing details.
Вполне понятно поэтому, что Герствуд мог располагать своим служебным временем, как ему было угодно, и, случалось, уходил то днем, то вечером, но неизменно возвращался между одиннадцатью и двенадцатью, чтобы быть на месте последний час или два и присутствовать при закрытии бара.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1