4#

Сестра Керри. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сестра Керри". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 704 книги и 2009 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 360 из 458  ←предыдущая следующая→ ...

He’d get something to do.
Он нашел бы себе какую-нибудь работу.
No man could go seven months without finding something if he tried.”
Не может быть, чтобы мужчина за семь месяцев не сумел, при желании, подыскать себе какое-то занятие!»
The sight of him always around in his untidy clothes and gloomy appearance drove Carrie to seek relief in other places.
Вид Герствуда, всегда неряшливо одетого и хмурого, побуждал Керри искать развлечений вне дома.
Twice a week there were matinees, and then Hurstwood ate a cold snack, which he prepared himself.
Два раза в неделю в театре бывали утренники, и тогда Герствуду приходилось довольствоваться холодной закуской, которую он сам себе готовил.
Two other days there were rehearsals beginning at ten in the morning and lasting usually until one.
Были еще два дня, когда репетиции начинались в десять утра и кончались в час.
Now, to this Carrie added a few visits to one or two chorus girls, including the blue-eyed soldier of the golden helmet.
А помимо того, Керри стала навещать некоторых подруг из кордебалета, в том числе голубоглазого маленького воина в золотом шлеме.
She did it because it was pleasant and a relief from dulness of the home over which her husband brooded.
Это вносило разнообразие в ее скучную, тоскливую жизнь в уединенной квартире, где сидел и бездельничал ее угрюмый муж.
The blue-eyed soldier’s name was Osborne — Lola Osborne.
Голубоглазого воина звали Лола Осборн.
Her room was in Nineteenth Street near Fourth Avenue, a block now given up wholly to office buildings.
У нее была комната на Девятнадцатой улице, близ Четвертой авеню, в районе, теперь сплошь застроенном конторскими зданиями.
Here she had a comfortable back room, looking over a collection of back yards in which grew a number of shade trees pleasant to see.
Окна комнатки выходили во двор, где росло несколько тенистых деревьев.
“Isn’t your home in New York?” she asked of Lola one day.
— Разве ваша семья живет не в Нью-Йорке? — спросила однажды Керри свою подругу.
“Yes; but I can’t get along with my people.
— Да, но я не могу ужиться с родителями, — ответила та. 
They always want me to do what they want.
Do you live here?”
— Они хотят, чтобы я делала то, что им нравится… А вы постоянно живете здесь?
“Yes,” said Carrie.
— Да.
“With your family?”
— С вашей семьей?
Carrie was ashamed to say that she was married.
Керри было стыдно сказать, что она замужем.
She had talked so much about getting more salary and confessed to so much anxiety about her future, that now, when the direct question of fact was waiting, she could not tell this girl.
Она столько раз жаловалась Лоле на то, что очень мало получает, и так часто делилась с подругой своими тревогами за будущее, что теперь ей было неприятно говорить о муже.
“With some relatives,” she answered.
— Нет, я живу у родственников, — солгала она.
Miss Osborne took it for granted that, like herself, Carrie’s time was her own.
Мисс Осборн считала само собой разумеющимся, что Керри тоже вольна распоряжаться своим временем по собственному усмотрению.
She invariably asked her to stay, proposing little outings and other things of that sort until Carrie began neglecting her dinner hours.
Она постоянно зазывала ее к себе, предлагала маленькие совместные прогулки, и в конце концов Керри перестала вовремя приходить домой.
Hurstwood noticed it, but felt in no position to quarrel with her.
Герствуд заметил это, но его положение не позволяло ему ссориться с ней.
Several times she came so late as scarcely to have an hour in which to patch up a meal and start for the theatre.
Несколько раз Керри возвращалась домой так поздно, что, едва успев приготовить что-нибудь на скорую руку, тотчас же мчалась в театр.
“Do you rehearse in the afternoons?”
Hurstwood once asked, concealing almost completely the cynical protest and regret which prompted it.
— Разве во второй половине дня у тебя тоже бывают репетиции? — осведомился как-то Герствуд.
При этом он постарался скрыть свою горечь и сомнения, побудившие его задать этот вопрос.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1