4#

Сестра Керри. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сестра Керри". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 708 книг и 2041 познавательный видеоролик в бесплатном доступе.

страница 42 из 458  ←предыдущая следующая→ ...

The chief executive and financial functions devolved upon the owners — Messrs.
Fitzgerald and Moy — and upon a cashier who looked after the money taken in.
Общее руководство и финансовые функции осуществляли владельцы — Фицджеральд и Мой — и кассир, в ведении которого находилась выручка.
For the most part he lounged about, dressed in excellent tailored suits of imported goods, a solitaire ring, a fine blue diamond in his tie, a striking vest of some new pattern, and a watch-chain of solid gold, which held a charm of rich design, and a watch of the latest make and engraving.
Большую часть времени Герствуд расхаживал по бару в элегантном костюме из заграничного материала, сверкая солитером на пальце и великолепной булавкой с голубым алмазом в галстуке, щеголяя изумительным жилетом непременно какого-нибудь нового фасона, массивной золотой цепью, замысловатым брелоком и часами наилучшей марки.
He knew by name, and could greet personally with a
“Well, old fellow,” hundreds of actors, merchants, politicians, and the general run of successful characters about town, and it was part of his success to do so.
Он знал по имени и приветствовал словами «а, здорово, старина!» сотни актеров, коммерсантов, политиков и множество всяких других людей, пользовавшихся известностью в городе, и этим отчасти объяснялись его популярность и успех.
He had a finely graduated scale of informality and friendship, which improved from the
“How do you do?” addressed to the fifteen-dollar-a-week clerks and office attaches, who, by long frequenting of the place, became aware of his position, to the
“Why, old man, how are you?” which he addressed to those noted or rich individuals who knew him and were inclined to be friendly.
У него была точно градуированная шкала приветствий, постепенно повышавшаяся от «добрый день!» по адресу конторщиков и мелких служащих, получавших пятнадцать долларов в неделю (но благодаря частому посещению бара имевших честь знать, кто такой Герствуд), до «здравствуйте, здравствуйте!
Как поживаете?».
There was a class, however, too rich, too famous, or too successful, with whom he could not attempt any familiarity of address, and with these he was professionally tactful, assuming a grave and dignified attitude, paying them the deference which would win their good feeling without in the least compromising his own bearing and opinions.
Это относилось к знаменитостям или богачам, знавшим его и относившимся к нему дружелюбно.
Существовал, однако, еще один разряд гостей, слишком богатых или слишком знаменитых; с ними Герствуд даже и не пытался позволить себе фамильярный тон.
К таким людям он подходил с профессиональным тактом, оказывая им должное почтение и придавая при этом своему лицу выражение серьезности и собственного достоинства.
Это завоевывало ему их благосклонность, а достоинство его при этом нисколько не страдало.
There were, in the last place, a few good followers, neither rich nor poor, famous, nor yet remarkably successful, with whom he was friendly on the score of good-fellowship.
И, наконец, было несколько завсегдатаев не богатых, но и не бедных, довольно известных, но не пользовавшихся громкой славой, с которыми Герствуд поддерживал истинно приятельские отношения.
These were the kind of men with whom he would converse longest and most seriously.
С людьми этого сорта он охотнее всего беседовал, к их мнению он серьезнее всего прислушивался.
He loved to go out and have a good time once in a while — to go to the races, the theatres, the sporting entertainments at some of the clubs.
Он любил время от времени доставлять себе удовольствие, то есть посещать бега, театры или спортивные зрелища, устраивавшиеся в каком-либо клубе.
He kept a horse and neat trap, had his wife and two children, who were well established in a neat house on the North Side near Lincoln Park, and was altogether a very acceptable individual of our great American upper class — the first grade below the luxuriously rich.
У него был хороший выезд; вместе с женой и двумя детьми он жил в красивом особняке на Северной стороне, близ Линкольн-парка, и был представителем нашего американского так называемого «высшего класса» и по жизненному уровню стоял лишь ступенью ниже денежных тузов.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 2 оценках: 5 из 5 1