StudyEnglishWords

4#

Сиддхартха. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Сиддхартха". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 53 из 108  ←предыдущая следующая→ ...

He had learned to play with dice and on a chess-board, to watch dancing girls, to have himself carried about in a sedan-chair, to sleep on a soft bed.
Научился играть в кости и в шахматы, смотреть на пляски танцовщиц, пользоваться носилками, спать в мягкой постели.
But still he had felt different from and superior to the others; always he had watched them with some mockery, some mocking disdain, with the same disdain which a Samana constantly feels for the people of the world.
Но при всем том он все еще чувствовал себя отличным от других людей, стоящим выше их; все еще глядел на них с легкой насмешкой, с некоторым презрением, тем самым презрением, какое аскет‑самана всегда питает по отношению к мирянам.
When Kamaswami was ailing, when he was annoyed, when he felt insulted, when he was vexed by his worries as a merchant, Siddhartha had always watched it with mockery.
Когда Камасвами бывал нездоров и раздражителен, когда он чувствовал себя кем‑то обиженным, когда ему досаждали деловые заботы, Сиддхартха всегда относился к этому с насмешкой.
Just slowly and imperceptibly, as the harvest seasons and rainy seasons passed by, his mockery had become more tired, his superiority had become more quiet.
Но медленно и незаметно, по мере того, как сменялись и уходили периоды дождей и жатвы, его насмешка становилась бледнее, а чувство превосходства слабее.
Just slowly, among his growing riches, Siddhartha had assumed something of the childlike people's ways for himself, something of their childlikeness and of their fearfulness.
Понемногу, среди своего возрастающего богатства, Сиддхартха сам усвоил некоторые черты, присущие людям‑детям.
And yet, he envied them, envied them just the more, the more similar he became to them.
И все же он завидовал им, завидовал тем сильнее, чем более сам начинал походить на них.
He envied them for the one thing that was missing from him and that they had, the importance they were able to attach to their lives, the amount of passion in their joys and fears, the fearful but sweet happiness of being constantly in love.
Он завидовал им в одном – в той важности, какую они приписывали всем своим переживаниям, в страстности их радостей и тревог, в робком, но сладком счастье их вечной влюбленности.
These people were all of the time in love with themselves, with women, with their children, with honours or money, with plans or hopes.
В себя ли самих, в женщин или в своих детей, в почести или в деньги, в планы или надежды, – но влюблены эти люди бывали всегда.
But he did not learn this from them, this out of all things, this joy of a child and this foolishness of a child; he learned from them out of all things the unpleasant ones, which he himself despised.
Но как раз того он не перенял у них – именно этому, их детской жизни, радостности и детскому безрассудству он не научился, а перенял как раз те неприятные черты, которые презирал в них.
It happened more and more often that, in the morning after having had company the night before, he stayed in bed for a long time, felt unable to think and tired.
Все чаще случалось, что на другое утро после проведенного в обществе вечера он долго оставался в постели, чувствуя какую‑то подавленность и усталость.
It happened that he became angry and impatient, when Kamaswami bored him with his worries.
Случалось, что он разражался и выказывал нетерпение, когда Камасвами надоедал ему своими вечными опасениями.
It happened that he laughed just too loud, when he lost a game of dice.
Случалось, что он смеялся слишком громко, когда ему не везло в игре в кости.
His face was still smarter and more spiritual than others, but it rarely laughed, and assumed, one after another, those features which are so often found in the faces of rich people, those features of discontent, of sickliness, of ill-humour, of sloth, of a lack of love.
Его лицо было все еще более умным и одухотворенным, чем у других людей, но улыбка на нем появлялась реже, и мало‑помалу на нем запечатлевалось выражение, какое так часто встречаешь на лицах богатых людей – выражение недовольства, болезненности, брюзгливости, вялости, бессердечия.
скачать в HTML/PDF
share
основано на 1 оценках: 5 из 5 1