4#

Скрюченный домишко. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Скрюченный домишко". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 108 из 166  ←предыдущая следующая→ ...

  He held the door open for me and I went in.
Юстас придержал дверь, пока я входил.
  Laurence Brown stood by the table.
He looked up, flushed, murmured something in answer to my good morning and went hurriedly out.  
Лоуренс Браун стоял у стола, он поглядел на меня, покраснел и, пробормотав что-то невнятное в ответ на мое приветствие, поспешил из комнаты.
"You've scared him," said Eustace.
"He's very easily scared."  
– Вы напугали его, – сказал Юстас. – Он очень пугливый.
"Do you like him, Eustace?"  
– Тебе он нравится?
"Oh! he's all right.
– В общем, да.
An awful ass, of course."  
Жуткий осел, правда.
"But not a bad teacher?"  
– Он неплохой учитель?
– Да.
"No, as a matter of fact he's quite interesting.
В сущности говоря, даже очень интересный.
He knows an awful lot.
He makes you see things from a different angle.
Знает массу всего, учит смотреть на вещи по-новому.
I never knew that Henry the Eighth wrote poetry - to Anne Boleyn, of course - jolly decent poetry."
Я, например, не знал раньше, что Генрих Восьмой писал стихи.
Анне Болейн, естественно.
Весьма недурно написано.
  We talked for a few moments on such subjects as The Ancient Mariner, Chaucer, the political implications behind the Crusades, the Mediaeval approach to life, and the, to Eustace, surprising fact that Oliver Cromwell had prohibited the celebration of Christmas Day.
Мы еще немного поговорили о таких высоких материях, как
«Старый моряк».
Чосер, политическая подоплека крестовых походов, средневековый взгляд на жизнь и такой поразивший Юстаса факт, как запрет Оливера Кромвеля на празднование Рождества.
Behind Eustace's scornful and rather ill-tempered manner there was, I perceived, an inquiring and able mind.
За высокомерием и частыми проявлениями скверного характера, я почувствовал, скрывались хорошие способности и любознательность.
  Very soon I began to realise the source of his ill humour.
Я очень скоро понял источник его вечно дурного настроения.
His illness had not only been a frightening ordeal, it had also been a frustration and a setback, just at a moment when he had been enjoying life.  
Болезнь для него была не просто тяжелым испытанием, она стала препятствием, рушившим его надежды как раз в тот период, когда он начал получать удовольствие от жизни.
"I was to have been in the eleven next term - and I'd got my house colours.
– Я в следующем семестре был бы уже в одиннадцатом классе и носил эмблему школы.
It's pretty thick to have to stop at home and do lessons with a rotten kid like Josephine.
А теперь вот вынужден торчать дома и учиться вместе с этой дрянной девчонкой.
Why, she's only twelve."  
Ведь Жозефине всего-то двенадцать.
"Yes, but you don't have the same studies, do you?"  
– Но у вас ведь разная программа обучения?
"No, of course she doesn't do advanced maths - or Latin.
– Это-то да.
Она, конечно, не занимается серьезной математикой или, например, латынью.
But you don't want to have to share a tutor with a girl."
Но что хорошего, когда у тебя один и тот же учитель с девчонкой?
  I tried to soothe his injured male pride by remarking that Josephine was quite an intelligent girl for her age.  
Я попытался пролить бальзам на его оскорбленное мужское достоинство и сказал, что Жозефина вполне смышленое существо для ее возраста.
"D'you think so?
– Вы так считаете?
I think she's awfully wet.
А мне кажется, она ужасно пустая.
She's mad keen on this detecting stuff - goes round poking her nose in everywhere and writing things down in a little black book and pretending that she's finding out a lot.
Помешана на этой детективной ерундистике.
Повсюду сует свой нос, а потом что-то записывает в черной книжечке – хочет показать, будто узнала нечто очень важное.
Just a silly kid, that's all she is," said Eustace loftily.  
"Anyway," he added, "girls can't be detectives.
Просто глупая девчонка и больше ничего, – снисходительно заключил Юстас. – Девчонки вообще не могут быть сыщиками.
скачать в HTML/PDF
share