4#

Скрюченный домишко. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Скрюченный домишко". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 117 из 166  ←предыдущая следующая→ ...

  I gasped.
Я ахнул.
Whatever I had expected, it was not this.  
Я ждал чего угодно, но только не этого.
"He left the whole caboodle to Sophia," I said.
– Он оставил все свои сокровища Софии?
"What an extraordinary thing.
Удивительная история.
Any reason?"  
А какова подоплека?
"He set out his reasons very clearly in the covering letter," said my father.
– Подоплека изложена очень четко в сопроводительном письме, – сказал отец.
He picked up a sheet of paper from the desk in front of him.
Он взял со стола лежащий перед ним листок.
"You have no objection to Charles reading this, Mr Gaitskill?"  
– Вы не возражаете, мистер Гейтскил, если Чарльз прочтет письмо? – спросил он.
"I am in your hands," said Mr Gaitskill coldly.
"The letter does at least offer an explanation - and possibly (though I am doubtful as to this), an excuse for Mr Leonides's extraordinary conduct."
– Я всецело в ваших руках, – сухо ответил Гейтскил. – Письмо это худо-бедно, но предлагает какое-то объяснение, а возможно, своего рода извинение (хотя в последнем я не уверен) этому невероятному поступку.
  The Old Man handed me the letter.
Отец протянул мне письмо.
It was written in a small crabbed handwriting in very black ink.
Мелкий неразборчивый почерк, густые черные чернила.
The handwriting showed character and individuality.
Почерк, однако, свидетельствовал о твердом характере и индивидуальности пишущего.
It was not at all like the handwriting of an old man - except perhaps for the careful forming of the letters, more characteristic of a bygone period, when literacy was something painstakingly acquired and correspondingly valued.    
Он был не похож на старческий – разве что буквы выведены старательно, как в давно минувшие времена, когда умение грамотно писать с трудом осваивалось и соответственно ценилось.
"Dear Gaitskill (it ran)    
Письмо гласило:
«Дорогой Гейтскил,
"You will be astonished to get this, and probably offended.
But I have my own reasons for behaving in what may seem to you an unnecessarily secretive manner.
Вы удивитесь, получив это послание, и, очевидно, будете оскорблены, но у меня есть свои причины для такого поведения, которое вам может показаться излишне скрытным.
I have long been a believer in the individual.
Я очень давно уверовал в личность.
In a family (this I have observed in my boyhood and never forgotten) there is always one strong character and it usually falls to this one person to care for, and bear the burden, of the rest of the family.
В семье (это я сам наблюдал еще мальчиком и никогда об этом не забывал) обязательно имеется кто-то один с сильным характером, и на него падает забота о семье и все связанные с этим тяготы.
In my family I was that person.
В моей семье этим человеком был я.
I came to London, established myself there, supported my mother and my aged grandparents in Smyrna, extricated one of my brothers from the grip of the law, secured the freedom of my sister from an unhappy marriage and so on.
God has been pleased to grant me a long life, and I have been able to watch over and care for my children and their children.
Я приехал в Лондон, обосновался там, вскоре стал поддерживать мать и престарелых дедушку с бабушкой в Смирне, вырвал одного из братьев из лап правосудия, добился для сестры освобождения от пут неудачного брака, а так как Богу было угодно даровать мне долгую жизнь, я мог заботиться о моих собственных детях и об их детях.
Many have been taken from me by death; the rest, I am happy to say, are under my roof.
Многих забрала у меня смерть, остальные, я счастлив сказать, живут под моей крышей.
скачать в HTML/PDF
share