4#

Скрюченный домишко. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Скрюченный домишко". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 119 из 166  ←предыдущая следующая→ ...

I laid it on my desk, placed a sheet of blotting paper over it and asked for two servants to be summoned.
Я положил этот документ на стол, накрыл сверху промокательной бумагой, а затем велел позвать двух слуг.
When they came I slid the blotting paper up a little, exposing the bottom of a document, signed my name and caused them to sign theirs.
Когда они пришли, я слегка сдвинул промокательную бумагу вверх, оставив открытым низ документа, затем поставил свою подпись и просил их сделать то же самое.
I need hardly say that what I and they signed was the will which I now enclose and not the one drafted by you which I had read aloud.
Вряд ли мне нужно вам говорить, что подписали мы с ними завещание, которое здесь приложено, а не то, которое составили вы и которое я прочел вслух.
I cannot hope that you will understand what prompted me to execute this trick.
Я не надеюсь, что вы поймете, что именно заставило меня проделать этот фокус.
I will merely ask you to forgive me for keeping you in the dark.
Я просто прошу простить меня за то, что я держал вас в неведении.
A very old man likes to keep his little secrets.
Старики иногда любят иметь свои маленькие секреты.
Thank you, my dear friend, for the assiduity with which you have always attended to my affairs.
Спасибо вам, дорогой друг, за усердие, с каким вы всегда вели мои дела.
Give Sophia my dear love.
Ask her to watch over the family well and shield them from harm.    
Передайте нежный привет Софии и попросите ее заботиться как можно лучше о нашей семье и защищать ее от бед.
"Yours very sincerely,  
Остаюсь преданный вам
"Aristide Leonides."
Аристид Леонидис».
    I read this very remarkable document with intense interest.  
Я с великим интересом прочел этот удивительный документ.
"Extraordinary," I said.  
– Поразительно, – только и мог я сказать.
"Most extraordinary," said Mr Gaitskill, rising.
"I repeat, I think my old friend Mr Leonides might have trusted me."  
Гейтскил поднялся с кресла.
– Более чем поразительно, – отозвался он и добавил: – Я хочу еще раз повторить, что мой друг мистер Леонидис мог бы мне доверять больше.
"No, Gaitskill," said my father.
"He was a natural twister.
– Вы ошибаетесь, – сказал отец. – Он был ловкий фокусник по природе.
He liked, if I may put it so, doing things the crooked way."  
Ему, как мне кажется, доставляло большое удовольствие обвести человека вокруг пальца.
"That's right, sir," said Chief Inspector Taverner.
"He was a twister if there ever was one!"
  He spoke with feeling.
– Вы совершенно правы, сэр, – с жаром поддержал отца старший инспектор Тавернер. – Второго такого фокусника не сыскать!
  Gaitskill stalked out unmollified.
Несмотря на убежденность, с какой было это сказано, Гейтскил удалился, так и не сменив гнев на милость.
He had been wounded to the depths of his professional nature.  
Его профессиональная гордость была уязвлена до самой глубины.
"It's hit him hard," said Taverner.
"Very respectable firm, Gaitskill, Callum & Gaitskill.
No hanky panky with them.
– Крепко его задело, – сказал Тавернер. – Очень почтенная фирма
«Гейтскил, Колэм и Гейтскил», репутация безупречная.
When old Leonides put through a doubtful deal, he never put it through with Gaitskill, Callum & Gaitskill.
He had half a dozen different firms of solicitors who acted for him.
Когда старый Леонидис затевал какую-нибудь сомнительную сделку, он никогда к ним не обращался, у него было полдюжины разных адвокатских фирм, они и занимались его делами.
Oh, he was a twister!"  
Он был пройдоха большой руки.
"And never more so than when making his will," said my father.  
– И вершина – это завещание, – сказал отец.
"We were fools," said Taverner.
"When you come to think of it, the only person who could have played tricks with that will was the old boy himself.
– Какие мы были дураки – не догадаться, что единственный, кто мог проделать этот трюк, был сам старик.
It just never occurred to us that he could want to!"
Нам в голову не приходило, что он по своей воле мог такое выкинуть, – сказал Тавернер.
скачать в HTML/PDF
share