4#

Скрюченный домишко. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Скрюченный домишко". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 158 из 166  ←предыдущая следующая→ ...

"Someone?
– А кому это могло понадобиться?
Who?"
I looked again at the pile of luggage.
I said suddenly and loudly:  
"They can't go away.
Кому? – Я снова поглядел на груду багажа и неожиданно для себя произнес вслух: – Им нельзя уезжать.
They mustn't be allowed to."
Нельзя их отпускать.
  Sophia looked surprised.  
София смотрела на меня с удивлением:
"Roger and Clemency?
– Роджера и Клеменси?
Charles, you don't think -"  
Уж не думаешь ли ты?…
"Well, what do you think?"
– А что ты думаешь?
  Sophia stretched out her hands in a helpless gesture.  
София как-то беспомощно взмахнула руками.
"I don't know, Charles," she whispered.
"I only know that I'm back - back in the nightmare -"  
– Не знаю, Чарльз, – сказала она едва слышно. – Я знаю только одно – снова… снова вернулся этот кошмарный сон…
"I know.
– Да, я тебя понимаю.
Those were the very words I used to myself as I drove down with Taverner."  
Те же слова пришли мне в голову, когда мы ехали сюда с Тавернером.
"Because this is just what a nightmare is.
– Потому что это и есть настоящий кошмар.
Walking about among people you know, looking in their faces - and suddenly the faces change - and it's not someone you know any longer - it's a stranger - a cruel stranger..."
Ходить среди близких людей, смотреть на их лица… и вдруг увидеть, как эти лица меняются… и перед тобой уже совсем другой человек, не тот, кого ты знаешь, незнакомый, жестокий…
  She cried:  
Она вдруг закричала:
"Come outside, Charles - come outside.
– Давай выйдем на улицу, Чарльз, давай выйдем!
It's safer outside...
I'm afraid to stay in this house..."    
На улице не так страшно… Я боюсь оставаться в доме…
Chapter 25    
25
We stayed in the garden a long time.
Мы долго пробыли в саду.
By a kind of tacit consent, we did not discuss the horror that was weighing upon us.
По молчаливому согласию мы больше ни словом не обмолвились об ужасе, нависшем над нами.
  Instead Sophia talked affectionately of the dead woman, of things they had done, and games they had played as children with Nannie - and tales that the old woman used to tell them about Roger and their father and the other brothers and sisters.  
Вместо этого София с нежностью и теплотой рассказывала мне об умершей, о бесконечных затеях, об играх, в которые они в детстве играли с няней.
Няня знала множество историй про Роджера, про их отца, про других братьев и сестер.
"They were her real children, you see.
Для нее они были все равно что свои дети.
She only came back to us to help during the war when Josephine was a baby and Eustace was a funny little boy."
Няня снова вернулась к ним помочь во время войны, когда Жозефина была крошкой, а Юстас забавным мальчуганом.
  There was a certain balm for Sophia in these memories and I encouraged her to talk.
Воспоминания эти были целебным бальзамом для Софии, и я изо всех сил поддерживал наш разговор.
  I wondered what Taverner was doing.
Я подумал о Тавернере – интересно, что он делает?
Questioning the household, I suppose.
Наверное, опрашивает обитателей дома.
A car drove away with the police photographer and two other men, and presently an ambulance drove up.
Отъехала машина с полицейским фотографом и двумя полицейскими, и тут же около дома остановилась санитарная карета.
  Sophia shivered a little.
Я почувствовал, как вздрогнула София.
Presently the ambulance left and we knew that Nannie's body had been taken away in preparation for an autopsy.
Карета вскоре уехала, и мы поняли, что тело няни увезли, чтобы подготовить его для вскрытия.
  And still we sat or walked in the garden and talked - our words becoming more and more of a cloak for our real thoughts.
А мы все сидели, потом ходили по саду и говорили, говорили без конца – и снова наши слова, чем дальше, тем больше маскировали наши подлинные мысли.
  Finally, with a shiver, Sophia said:  
Поежившись, София сказала:
скачать в HTML/PDF
share