4#

Скрюченный домишко. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Скрюченный домишко". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 760 книг и 2198 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 43 из 166  ←предыдущая следующая→ ...

Before we were married, I mean.
Еще до того, как мы поженились.
Her first husband was a fine chap - fine mind, I mean - but terribly delicate - tubercular as a matter of fact.
Ее первый муж был прекрасный человек – прекрасной души, я имею в виду.
Но очень хрупкого здоровья, туберкулез, сами понимаете.
He was doing some very valuable research work on crystallography, I believe.
Он занимался важной исследовательской работой по кристаллографии, если не ошибаюсь.
Poorly paid and very exacting, but he wouldn't give up.
Работой, мало оплачиваемой и требующей большой затраты сил.
Но он не хотел отступаться.
She slaved for him, practically kept him, knowing all the time that he was dying.
Она работала как вол, фактически содержала его и все это время знала, что он умирает.
And never a complaint - never a murmur of wanness.
И ни одной жалобы, ни намека на усталость.
She always said she was happy.
Она всегда повторяла, что счастлива.
Then he died, and she was terribly cut up.
Потом он умер, и она очень тяжело переживала его смерть.
At last she agreed to marry me.
В конце концов она согласилась выйти за меня замуж.
I was glad to be able to give her some rest, some happiness, I wished she would stop working, but of course she felt it her duty in war time, and she still seems to feel she should go on.
Я был так рад дать ей немного покоя и счастья.
Мне хотелось, чтобы она оставила институт, но она, разумеется, считала своим долгом продолжать работать – еще шла война.
Но и сейчас она испытывает потребность в работе.
She's been a wonderful wife - the most wonderful wife a man ever had.
И она чудесная жена, о лучшей и мечтать нельзя.
Gosh, I've been lucky!
Господи, как мне повезло!
I'd do anything for her."
Я на все для нее готов.
  Taverner made a suitable rejoinder.
Тавернер ответил что-то приличествующее.
Then he embarked once more on the familiar routine questions.
When had he first heard of his father's illness?  
Затем принялся за свои обычные расспросы: когда он услыхал, что отцу плохо?
"Brenda had rushed over to call me.
– За мной прибежала Бренда.
My father was ill - she said he had had a seizure of some sort.  
Отцу стало плохо, она сказала, что у него какой-то приступ.
"I'd been sitting with the dear old boy only about half an hour earlier.
Всего полчаса назад я сидел с моим дорогим отцом.
He'd been perfectly all right then.
И все было в порядке.
I rushed over.
Я бросился к нему.
He was blue in the face, gasping.
Лицо у него посинело, он задыхался.
I dashed down to Philip.
Я кинулся вниз, к Филипу.
He rang up the doctor.
Филип позвонил доктору.
I - we couldn't do anything.
Я… мы ничего не могли поделать.
Of course I never dreamed for a moment then that there had been any funny business.
Я, конечно, тогда и думать не думал, что тут какие-то фокусы.
Funny?
Фокусы?
Did I say funny?
Я сказал – фокусы?
God, what a word to use."
Господи, ну и слово выбрал.
  With a little difficulty, Taverner and I disentangled ourselves from the emotional atmosphere of Roger Leonides's room and found ourselves outside the door, once more at the top of the stairs.  
С некоторым трудом мы с Тавернером выбрались наконец из насыщенной эмоциями атмосферы роджеровской комнаты и очутились опять на площадке лестницы.
"Whew!" said Taverner.
"What a contrast from the other brother."
He added, rather inconsequently
"Curious things, rooms.
Tell you quite a lot about the people who live in them."
– Уф! – с облегчением вздохнул Тавернер. – Какой контраст по сравнению с другим братцем. – И добавил без особой последовательности: – Занятно, как комнаты много говорят об их обитателях.
скачать в HTML/PDF
share