StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 163 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

Because of this he was moved to respect, and all the more so when, the pilgrimage over, they were finally preparing to leave for dinner, she exclaimed:
Если так, он готов отнестись с уважением к ее чувствам.
Ему тут же пришлось проявить это на деле, потому что, когда их паломничество окончилось и они уже собирались идти обедать, Беренис неожиданно заявила:
“We’re coming back here this evening after dinner!
— Мы вернемся сюда после обеда.
There will be a new moon.”
Вечером будет молодой месяц.
“Indeed!” said Cowperwood, amusedly.
— Вот как! — удивленно протянул Каупервуд.
Mrs. Carter yawned and announced that she would not return.
Миссис Картер зевнула и сказала, что она ни за что больше не пойдет.
She was going to her room after dinner.
Она после обеда приляжет отдохнуть у себя в комнате.
“Very well, Mother,” said Berenice, “but Frank must come back for the good of his soul!”
— Хорошо, мама, — уступила Беренис, — но Фрэнк ради спасения своей души должен непременно пойти.
“There you are!
I have a soul!” said Cowperwood, indulgently.
— Вот до чего дошло, — оказывается, у меня есть душа! — снисходительно пошутил Каупервуд.
So later, after a simple meal at the inn, Berenice led him down the darkening street.
— Итак, вечером, после непритязательного обеда в гостинице, они пошли вдвоем по сумеречным улицам.
As they entered the carved black gate that led into the close, the moon, a new white feather in a roof of blue-black steel, seemed but an ornament of the topmost pinnacle of the long silhouette of the cathedral.
Когда они вошли в черные резные ворота монастырской ограды, тоненький белый серпик молодого месяца в темно-синем куполе неба казался каким-то резным орнаментом на верхушке шпиля, венчавшим высокий стройный силуэт собора.
At first, engaged by the temperamental whim of Berenice, Cowperwood stared dutifully.
But presently, it was the blend of her own response that swayed him.
Сначала, повинуясь прихоти Беренис, Каупервуд покорно смотрел на все, что она ему показывала, но внезапно его захватило ее волнение.
Oh, to be young, to be so thrilled, to be so deeply moved by color, form, the mystery and meaninglessness of human activity!
Какое же счастье быть молодым, так волноваться, так остро чувствовать каждый оттенок краски, звук, форму и всю непостижимую бессмысленность человеческой деятельности.
But Berenice was not thinking only of the faded memories and jumble of hopes and fears that had produced all this, but also of the mystery and immensity of voiceless time and space.
Но мысли Беренис были поглощены не только забытыми образами далекого прошлого, мечтами, надеждами, страхами, которые созидали все это, но и загадочной беспредельностью вечно безгласного времени и пространства.
Ah, to have understanding, knowledge!
Ах, если бы все это можно было объять!
To think earnestly and seekingly for some reason or excuse for life!
Вооружиться знанием, проникнуть пытливой мыслью, найти какой-то смысл, оправдание жизни!
Was her own life merely to be one of clever, calculating, and ruthless determination to fulfil herself socially, or as an individual?
Неужели и ее собственная жизнь сведется всего-навсего к трезвой, расчетливой, бездушной решимости занять какое-то общественное положение или заставить признать себя как личность?
What benefit could that be, to her or to anyone?
Что пользы от этого ей или кому-то другому?
What beauty would that create or inspire?
Разве это принесет красоту, вдохновенье?
Now . . . here . . . in this place . . . perfumed with memories and moonlight . . . something was at her elbow and in her heart . . . something that whispered of quiet and peace . . . solitude . . . fulfilment . . . a desire to create something utterly beautiful, so that her life would be complete and significant.
Вот здесь… сейчас… в этом месте, пронизанном воспоминаниями прошлого и лунным светом, что-то говорит ее сердцу… словно предлагая ей мир… покой… одиночество… стремление создать нечто невыразимо прекрасное, что наполнит ее жизнь, сделает ее осмысленной и значительной.
But . . . this was wild dreaming . . . the moon had bewitched her.
Боже, какие нелепые мечты… Этот лунный свет заворожил ее.
Why should she want anything?
Чего ей еще желать!
She had all that women desired.
У нее есть все, что только может желать женщина.
скачать в HTML/PDF
share