StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 200 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

Its betraying power, he said to himself, could best be explained by the fact that it was more powerful than the individual or his intentions.
Ее предательскую власть, говорил себе Каупервуд, пожалуй, нетрудно объяснить — эта власть сильнее человека, он не в состоянии бороться с ней, каковы бы ни были его намерения.
It came, created its own fever, and worked its results.
Она приходит, неся с собою лихорадку, зажигает пожаром кровь и делает свое дело.
It had done so with Berenice and himself, and now again with Lorna Maris.
Так было у него с Беренис, а теперь так же получилось с Лорной Мэрис.
But one thing he clearly recognized even now, and that was that it would never supersede his affection for Berenice.
Но одно Каупервуд отчетливо понимал даже сейчас: увлечение Лорной никогда не сможет вытеснить из его сердца любовь к Беренис.
There was a difference; he could see it and feel it clearly.
And this difference lay in the temperamental as well as mental objectives of the two girls.
Он по-разному относился к этим женщинам, — он это сознавал и чувствовал, — потому что они сами были очень разные как по характеру, так и по складу ума.
Although of the same age, Lorna, with a considerably more rugged and extended life experience, was still content with what could be achieved through the glorification of her own physical and purely sensual charm, the fame, rewards, and applause due an enticing and exciting dancer.
Почти ровесница Беренис, Лорна прошла суровую школу жизни, больше испытала и довольствовалась тем немногим, что могла принести ей ее физическая и чисто чувственная красота: славой, подношениями и аплодисментами, какими награждает публика соблазнительную и воспламеняющую танцовщицу.
Berenice’s temperamental response and her resulting program were entirely different: broader, richer, a product of social and aesthetic sense involving peoples and countries.
У Беренис был совсем другой склад характера и соответственно с этим совсем иные запросы: это была гораздо более яркая и многообразная натура, с широким кругозором, обогащенным культурой и тонким пониманием прекрасного.
She, like himself, had an abiding faith in the dominance of mind and taste.
Как и Каупервуд, она прежде всего руководствовалась разумом и художественным чутьем.
Hence the ease and grace with which she had blended herself into the atmosphere and social forms and precedents of England.
Поэтому-то она и сумела так непринужденно и с таким изяществом держать себя в Англии, примениться к ее атмосфере, ее обычаям и традициям.
Obviously and for all the vivid and exciting sensual power of Lorna, the deeper and more enduring power and charm lay within Berenice.
Несмотря на всю живость Лорны и ее волнующую чувственную прелесть, обаяние Беренис, ее власть над Каупервудом были, несомненно, глубже, прочнее.
In other words, her ambitions and reactions were in every way more significant.
Иными словами, ее переживания, ее стремления воспринимались им как нечто несравненно более значительное.
And when Lorna had gone, although he did not at the moment care to contemplate that thought, Berenice would still be present.
И когда Лорна уйдет из его жизни, — хотя Каупервуду не хотелось сейчас думать об этом, — Беренис по-прежнему будет занимать в ней большое место.
Yet, how in the ultimate accounting, would he adjust all this?
Но как же ему все-таки быть дальше?
Would he be able to conceal this adventure, which he had no intention of immediately terminating?
Сумеет ли он скрыть эту связь, которую ему вовсе не хочется сейчас же обрывать?
And if Berenice discovered it, how would he satisfy her?
И если Беренис узнает об этом, что он ей скажет?
He could not solve that before a shaving mirror, or in any bath or dressing room.
Бреясь перед зеркалом, принимая ванну и одеваясь, он так и не сумел решить эту задачу.
That night, after the performance, Cowperwood decided that Lorna Maris was not so much a great as a sensational dancer, one who would shine brilliantly for a few years and eventually perhaps marry a wealthy man.
Придя на спектакль, Каупервуд понял, что Лорна Мэрис не столько талантливая, сколько модная танцовщица — из тех, что несколько лет блистают на сцене, а потом, при случае, выходят замуж за богатого человека.
скачать в HTML/PDF
share