StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 24 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

He could not see how the man could ever restore himself with the local financiers who had invested with him and were now likely to lose some of their money.
Он не представлял себе, как сможет его патрон возместить убытки и рассчитаться с местными воротилами, которые вложили в его предприятия немало денег и вряд ли склонны были потерять на этом хотя бы один процент.
Since the night of the defeat, Sippens had been nervous about meeting him again.
С того самого вечера, когда Каупервуд потерпел поражение, Сиппенс не находил себе места и с ужасом думал, как он теперь встретится с патроном.
What was he to say?
Что ему сказать?
How sympathize with a man who up to a week ago had been one of the world’s seemingly unconquerable financial giants?
Как можно решиться выразить свое сочувствие этому человеку, который всего какую-нибудь неделю назад казался несокрушимым гигантом в этом мире воротил и дельцов?
Yet now, only the third day after that defeat, there came to Sippens a telegram from one of Cowperwood’s secretaries requesting him to call on his former employer.
И вот на третий день после катастрофы Сиппенс неожиданно получил телеграмму от одного из секретарей Каупервуда с предложением немедленно явиться к прежнему патрону.
Meeting him and finding him cheerful, sparkling, vibrating with good humor, Sippens could scarcely believe his eyes.
Когда Сиппенс вошел в кабинет и увидел веселого, оживленного и прямо-таки сияющего Каупервуда, он просто остолбенел от удивления, не веря собственным глазам.
“Well, how’s the Chief?
— С добрым утром, патрон!
I’m glad to see you looking so well.”
Приятно видеть вас в таком отменном настроении.
“I never felt better, De Sota.
And how are you?
— Да, давно уж я себя так хорошо не чувствовал.
Ну, а вы как поживаете, де Сото?
Ready for any fate?”
Могу ли я по-прежнему рассчитывать на вас?
“Well, you ought to know, Chief.
— Уж вам ли меня не знать, патрон!
I’ve been standing by.
Я никогда от вас не отступался.
It’s whatever you say with me.”
Что бы ни случилось, я для вас готов на все.
“I know that, De Sota,” replied Cowperwood, smiling.
— Знаю, де Сото, знаю! — улыбнулся Каупервуд.
For in truth, because of his compensating success with Berenice, he was feeling that the greatest pages of his life’s history were about to be opened and written upon, and he felt not only hopeful but kindly toward all.
Любовь Беренис, вознаградившая его за все неудачи, внушила ему уверенность, что для него теперь открывается новая, самая значительная страница жизни.
Поэтому он был полон самых радужных надежд и расположен относиться добродушно ко всем на свете.
“I have something I want you to undertake for me.
I sent for you, De Sota, because I need reliability and secrecy, and I know you’re the man!”
— Я тут задумал одно дело, де Сото, и хочу поручить его вам, потому что дело это совершенно секретное, а на вас, я знаю, можно положиться.
And for the moment his lips stiffened, and his eyes took on that hard, fixed, metallic, inscrutable luster which those who mistrusted and feared him hated.
Губы его плотно сжались и в глазах появился тот холодный, непроницаемый металлический блеск, который невольно бросал в дрожь всякого, кто относился к Каупервуду враждебно или имел основания побаиваться его.
Sippens threw out his chest and chin and stood at attention.
Сиппенс, выпрямившись, выпятив грудь колесом, стоял не шелохнувшись; он весь обратился в слух.
He was a little man, not more than five feet four, but heightened by high-heeled shoes and a top hat that he never doffed to anyone but Cowperwood.
He wore a long double-breasted and skirted coat, which he thought gave him height and dignity.
Это был маленький человечек, ростом не выше пяти футов, но он носил обувь на больших каблуках, высоченный цилиндр, который снимал только перед Каупервудом, и широкое длинное пальто, подбитое ватой на груди; все это, по его мнению, должно было придавать ему внушительную осанку и увеличивать рост.
“Thanks, Chief,” he said, “you know I’d go to hell for you any time.”
— Спасибо, патрон, — пробормотал он, — для вас я хоть к дьяволу в преисподнюю.
Сами знаете.
скачать в HTML/PDF
share