StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 242 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

At the same time, the Drake interests proceeded to counter with the claim that Cowperwood’s roads were under the Thames embankment, while their roads were under the Strand and other business streets; that Mr. Cowperwood’s roads were away from trade, and theirs would take people to trade.
Ходатаи Дрейка в ответ на это заявляли, что дорога Каупервуда проходит под набережной Темзы, их же подземка — под Стрэндом и деловыми кварталами; подземка мистера Каупервуда не задевает торговых районов, тогда как линия Дрейка будет способствовать оживлению торговли.
However, Cowperwood added that parallel lines were mutually destructive, did not pay, for he knew if the Drake crowd succeeded in getting franchises for their system, no matter how it was developed, his own line would be affected to a considerable extent.
Каупервуд понимал, что две параллельные линии убьют друг друга — они не окупят даже самих себя, не говоря уже о прибылях; если Дрейк и его приспешники заполучат концессию и проложат свою линию, то, как бы ни шли в дальнейшем дела их компании, его собственные дела, несомненно, пострадают.
This, of course, he did not admit at the time; instead, he announced that he could not understand why the House of Drake would indulge in any such venture.
Все это он, конечно, держал про себя, — вслух же он заявил, что не понимает, зачем банкирскому дому Дрейка понадобилось пускаться в такую авантюру.
And to make matters as smooth as possible, he said he believed that Mr. Drake’s London branch, rather than Mr. Drake himself, was responsible for the error.
И, чтобы подсластить пилюлю, Каупервуд высказал предположение, что во всем виновато лондонское отделение банка, а не сам мистер Дрейк, который не мог совершить такую ошибку.
He went on to say further that Mr. Drake was a great man, and he believed eventually, when the matter was made clear to him, he would not put any money into it.
Мистер Дрейк — человек большого ума, и, несомненно, разобравшись в положении дел, он откажется вкладывать деньги в столь сомнительное предприятие.
Yet in spite of all these sweet words, Mr. Drake’s lawyers, going before Parliament, introduced a bill seeking a franchise, and Mr. Cowperwood’s lawyers introduced a rival bill for the lines he wanted to build.
Однако все эти сладкие речи ни к чему не привели: адвокаты Дрейка вошли в парламент с ходатайством о предоставлении ему концессии на прокладку метрополитена, а адвокаты Каупервуда — с встречным ходатайством о предоставлении такой концессии их доверителю.
The result was that Parliament put both bills off until the following November and did not favor either one, which delay was a kind of victory for Cowperwood, he being so much further ahead in the development of his over-all scheme.
Дело кончилось тем, что парламент отложил рассмотрение обоих ходатайств до ноября месяца, не отдав предпочтения ни тому, ни другому, но уже сама по себе эта отсрочка означала победу Каупервуда; ведь он проделал огромную подготовительную работу и стоял неизмеримо ближе, чем его противник, к осуществлению своих планов.
In fact, he was heard to say that he did not enjoy going into any project unless there was some opposition, and, as everything was fair in love and war, he was prepared to oppose the Drake interests to the last ditch.
Ходили даже слухи, будто он сказал, что ему неинтересно браться за дело, в котором не с кем помериться силами, а коль скоро в любви и на войне допустимы любые ухищрения, он решил сражаться с Дрейком до конца.
But the interest of Stanford Drake was aroused to the necessity for a real battle with Cowperwood.
Любопытно, что необходимость вступить с Каупервудом в борьбу не на жизнь, а на смерть только подхлестнула интерес Дрейка к делу.
Having vast funds at his disposal, he made Cowperwood an offer of $5,000,000 for the privilege of sharing the Piccadilly Circus Station, which belonged to Cowperwood and which would obviously be needed by Drake in his system.
Располагая крупными капиталами, Дрейк предложил Каупервуду пять миллионов долларов за право пользования станцией на Пикадилли-серкс, которая принадлежала Каупервуду, ко была совершенно необходима Дрейку для его подземки.
скачать в HTML/PDF
share