StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 555 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 41 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

The servants, who might be spies, for all she knew!
И эти слуги, — как знать, может быть, они только для того и наняты, чтобы шпионить за ней.
And so little to do, so few people to see, so few who wanted to see her!
И так день за днем, не знаешь, как убить время, не к кому пойти и к себе некого позвать.
The occupants of those great houses that lined the Avenue not deigning to notice either herself or Cowperwood, for all of their wealth!
Обитатели всех этих пышных особняков, красующихся по соседству, не изволят даже и замечать ни ее, ни Каупервуда, невзирая на все их богатство!
There were a few seeking admirers whom she tolerated, and one or two relatives, among them her two brothers, who lived in Philadelphia.
Около нее вертелось несколько поклонников, которых она еле-еле терпела, да изредка появлялся кто-нибудь из родственников, в том числе два ее брата, жившие в Филадельфии.
They were wealthy and socially significant themselves, but because they were religious and conservative and their wives and children did not approve of her, she saw little of them.
Это были люди старинного склада, очень религиозные; оба они были хорошо обеспечены и занимали видное общественное положение; их жены и дети не одобряли поведения Эйлин, поэтому и братья редко навещали ее.
They came occasionally for lunch or dinner, or to stay the night when they were in New York, but always without their families.
Обычно они приезжали к обеду или к завтраку и даже случалось иной раз оставались переночевать, когда дела задерживали их в Нью-Йорке, но никогда никто из домашних не бывал с ними.
And it would be a long time before she would see them again.
А затем они снова исчезали надолго.
She knew how it was, and they did, too.
Эйлин отлично понимала, как они к ней относятся, и они также хорошо знали, что ей это известно.
But as for life other than this, there was no one who meant anything to her.
Никаких сколько-нибудь интересных знакомых у нее не было.
Actors and society wastrels, who occasionally sought her company, mainly to borrow money, yet really interested only in their younger friends.
От времени до времени собиралась какая-нибудь шумная компания — актеры и с ними какие-то распущенные молодые люди; они приходили, конечно, главным образом для того, чтобы покутить на ее счет, а ухаживать предпочитали за молоденькими девчонками.
How could she, after Cowperwood, imagine herself the beloved of one of these petty pleasure-seekers.
Да разве могла бы она после Каупервуда влюбиться в кого-нибудь из этих ничтожеств, жалких искателей приключений?
Desire, yes!
Поддаться минутному влечению — да.
But only after dreary and lagging hours of loneliness and torturing thoughts, turning to anyone, so long as there was physical attraction, a patter of words, and liquor!
После долгих часов одиночества и мучительных мыслей, стоит ей выпить несколько бокалов вина, она способна броситься в объятья кому угодно, лишь бы забыться, чувствуя себя желанной, слушая нежную любовную болтовню.
Oh, life, loneliness, age, its futility, and the flight of all that had been worth while!
Ах, это одиночество!
Старость!
Пустая жизнь, из которой безвозвратно ушло все, что когда-то ее наполняло и красило!
What a mockery, this great house, with its galleries of paintings and sculpture and tapestries!
Какая насмешка — этот великолепный дворец, со всеми этими картинными галереями, скульптурами, гобеленами.
For Cowperwood, her husband, so rarely came.
А Каупервуд, ее муж, так редко заглядывает теперь.
And when he did come, always so cautious, though pretending affection before the servants.
А когда он здесь, как он осторожен и холоден, хотя и разыгрывает перед слугами заботливого супруга.
And they naturally subservient to him as her superior, as in truth he was because of his power to dispose of everything that was here maintained by him.
А они пресмыкаются перед ним, потому что ведь он здесь хозяин, он распоряжается всем и все подчиняются ему.
And if she chose to scoff or rebel, how suave and winsome he could be, taking her hand or touching her arm gently, and saying:
Когда же она, не выдержав, пыталась высказать ему свое негодование, он сразу становился таким предупредительным, вкрадчивым, так ласково гладил ее по руке и говорил:
“But, Aileen, you must remember!
You are and always will be Mrs. Frank Cowperwood, and as such you must do your part!”
«Послушай, Эйлин!
Ты не должна забывать: ты всегда была и будешь миссис Фрэнк Каупервуд.
А следовательно, ты должна помнить наш уговор».
скачать в HTML/PDF
share