StudyEnglishWords

5#

Стоик. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Стоик". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 46 из 366  ←предыдущая следующая→ ...

True, in her school days she had been inclined to belittle her mother’s taste, knowledge, and judgment.
But now that she knew all, she had come to look on her mother in a different light, if by no means exempting her wholly, still forgiving and sympathizing with her in her present state.
Правда, когда Беренис была еще девчонкой, школьницей, она несколько свысока относилась к своей матери, к ее рассуждениям и вкусам; но, узнав все, она стала смотреть на нее совсем другими глазами; не то чтобы она совсем оправдывала мать, нет, но она прощала и жалела ее.
She made no more belittling or condescending remarks, but on the contrary gave her only kindness and understanding, as if she were trying to make up to her for the human ills that had befallen her.
Теперь она уже не разговаривала с ней пренебрежительно-снисходительным тоном, а, наоборот, старалась быть ласковой, внимательной, словно желая утешить ее, заставить забыть все обиды, которые выпали на ее долю.
And so now she added, softly and soothingly:
Поэтому и сейчас, стараясь успокоить мать, Беренис говорила с ней ласково и мягко.
“You remember, Mother, I found out quickly enough, when I tried for myself to see what I could do, that I hadn’t been brought up in a way that prepared me for any of the conditions I would have to face.
— Ты вспомни, мама, — продолжала она, — ведь я все-таки пыталась пробиться собственными силами и очень быстро поняла, что я просто не гожусь для этого, что мне не преодолеть тех препятствий, с которыми я неизбежно должна столкнуться.
I had been guarded and petted too much.
Меня чересчур холили, берегли.
And I’m not blaming you, or Frank, either.
И я в этом не виню ни тебя, ни Фрэнка.
But there’s no future for me in a social way, not in this country.
Но какая у меня может быть будущность, особенно здесь, в нашей стране?
The best I can do, I’m sure, is to join my life with Frank’s, for he’s the one person who can really help me.”
Поэтому я и решилась, и, по-моему, это лучшее, что я могла сделать, — соединить свою жизнь с жизнью Фрэнка, потому что это единственный человек, который может мне помочь по-настоящему.
Mrs. Carter nodded in agreement and smiled wistfully.
Миссис Картер, соглашаясь, кивала головой и смотрела на Беренис с грустной улыбкой.
She knew that she must do whatever Berenice wished.
Она знала, что ей ничего другого не остается, как подчиняться всему, что ни вздумает Беренис.
She had no life of her own, no way of living outside of dependence on Cowperwood and her daughter.
У нее нет собственной жизни, нет и не может быть никаких средств к существованию — она целиком зависит от своей дочери и Каупервуда.
Chapter 12
12
And it was following this general understanding that Cowperwood, Berenice, and her mother left for New York, the women going first and Cowperwood following later.
Спустя некоторое время после того как все было переговорено и достигнуто полное взаимопонимание и согласие, Каупервуд и Беренис с матерью отправились в Нью-Йорк.
Дамы поехали вперед, а следом за ними дня через два выехал и Каупервуд.
His purpose was to investigate the American investment situation and also to find some international brokerage house through which he might have the original proposition in regard to the Charing Cross line redirected to him for his consideration; that is, without his appearing to be interested.
В Нью-Йорке он намеревался пощупать почву и выяснить, кто среди американских предпринимателей мог бы заинтересоваться крупным капиталовложением, а кроме того, предполагал связаться с какой-нибудь международной маклерской фирмой, которая позаботилась бы о том, чтобы эти лондонские дельцы с их предложением насчет линии Чэринг-Кросс снова обратились к нему; для него важно было, чтобы никто не был осведомлен, что он интересуется этим.
Of course, there were his own New York and London brokers, Jarkins, Kloorfain & Randolph, but in such a portentous business as this he did not wholly trust them.
Конечно, у него были и свои нью-йоркские и лондонские маклеры и комиссионеры: Джеркинс, Клурфейн и Рэндолф, но в таком важном и многообещающем деле он не мог на них вполне положиться.
Jarkins, the principal figure in the American branch of the concern, though cunning and in some ways useful, was still too self-interested and also at times talked too much.
Джеркинс, главная фигура в американском отделении фирмы, хоть и очень ловкий и весьма полезный субъект, слишком уж заботился о собственных интересах, а кроме того, не всегда умел держать язык за зубами.
скачать в HTML/PDF
share