StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 136 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

The office was clean, hard, bright, like Cowperwood himself.
В просторной конторе с до блеска натертыми полами все было светлым, холодным и жестким, как сам Каупервуд.
The morning sun, streaming in through an almost solid glass east front shaded by pale-green roller curtains, came to have an almost romantic atmosphere for her.
Утреннее солнце заглядывало в большое выходившее на восток окно с толстым зеркальным стеклом и, проникая сквозь приспущенные шторы салатного цвета, создавало в комнате зеленоватый, романтический, как казалось Антуанете, полумрак.
Cowperwood’s private office, as in Philadelphia, was a solid cherry-wood box in which he could shut himself completely—sight-proof, sound-proof.
Кабинет Каупервуда, отделанный, как и в Филадельфии, вишневым деревом, был устроен так, чтобы нельзя было ни подсмотреть, ни подслушать, что там делается.
When the door was closed it was sacrosanct.
Когда дверь была закрыта, никто не смел туда входить, точно в святая святых.
He made it a rule, sensibly, to keep his door open as much as possible, even when he was dictating, sometimes not.
Правда, Каупервуд по большей части благоразумно оставлял дверь отворенной, даже когда диктовал деловые письма.
It was in these half-hours of dictation—the door open, as a rule, for he did not care for too much privacy—that he and Miss Nowak came closest.
И вот во время этих диктовок, происходивших обыкновенно при открытой двери, — Каупервуд не считал удобным оставаться с секретаршей слишком долго наедине, — и создалась обстановка, способствовавшая их сближению.
After months and months, and because he had been busy with the other woman mentioned, of whom she knew nothing, she came to enter sometimes with a sense of suffocation, sometimes of maidenly shame.
Шли месяцы, Каупервуд был увлечен другой женщиной, о существовании которой и не подозревала Антуанета, а она, входя к нему в кабинет, то с трудом переводила дух от волнения, то сгорала от девичьего стыда.
It would never have occurred to her to admit frankly that she wanted Cowperwood to make love to her.
Она даже самой себе не решалась признаться, что мечтает о нем.
It would have frightened her to have thought of herself as yielding easily, and yet there was not a detail of his personality that was not now burned in her brain.
Ей было страшно подумать, как легко она может ему уступить.
А между тем не было такой черточки в облике Каупервуда, которая не врезалась бы ей в сердце.
His light, thick, always smoothly parted hair, his wide, clear, inscrutable eyes, his carefully manicured hands, so full and firm, his fresh clothing of delicate, intricate patterns—how these fascinated her!
Его густые каштановые волосы, всегда аккуратно разделенные пробором, его большие, ясные, невозмутимые глаза, холеные руки, такие сильные и мужественные, даже его костюм всегда изящного и простого покроя, — все восхищало ее!
He seemed always remote except just at the moment of doing something, when, curiously enough, he seemed intensely intimate and near.
Каупервуд обычно казался очень замкнутым и далеким, и только когда они работали вместе, становился как-то ближе и доступней.
One day, after many exchanges of glances in which her own always fell sharply—in the midst of a letter—he arose and closed the half-open door.
Однажды, когда он диктовал Антуанете деловое письмо и взгляды их несколько раз встречались — при этом она неизменно опускала глаза на бумагу, — он, продолжая диктовать, подошел к полуотворенной двери и прикрыл ее.
She did not think so much of that, as a rule—it had happened before—but now, to-day, because of a studied glance he had given her, neither tender nor smiling, she felt as though something unusual were about to happen.
Антуанета не обратила бы на это внимания — ему случалось и раньше закрывать дверь, — но сегодня у него был какой-то особенный взгляд, пристальный, без улыбки, и она почувствовала, что сейчас, сию минуту что-то произойдет.
Her own body was going hot and cold by turns—her neck and hands.
Она похолодела, потом кровь прихлынула к ее лицу и по спине пробежала дрожь.
скачать в HTML/PDF
share