StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 142 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

“I guess I want you as much as ever.
I don’t see that I am any different.”
— Я ничуть не изменился и отношусь к тебе по-прежнему.
He took her in his arms and petted and caressed her; but Aileen was suspicious, nervous.
— Он привлекал ее к себе, ласкал, но Эйлин оставалась недоверчивой и настороженной.
The psychology of the human animal, when confronted by these tangles, these ripping tides of the heart, has little to do with so-called reason or logic.
В душевном состоянии, которое наступает у человека, столкнувшегося с этими мучительными и необъяснимыми приливами и отливами любви, очень малую роль играют так называемый разум или логика.
It is amazing how in the face of passion and the affections and the changing face of life all plans and theories by which we guide ourselves fall to the ground.
Нельзя не удивляться, как под напором страсти и под воздействием изменившихся условий рушатся те взгляды и теории, которыми мы ранее руководствовались в жизни.
Here was Aileen talking bravely at the time she invaded Mrs. Lillian Cowperwood’s domain of the necessity of “her Frank” finding a woman suitable to his needs, tastes, abilities, but now that the possibility of another woman equally or possibly better suited to him was looming in the offing—although she had no idea who it might be—she could not reason in the same way.
В ту пору, когда Эйлин пренебрегла правами первой жены Каупервуда, как смело толковала она о том, что «ее Фрэнку» нужна женщина, которая подходила бы ему по развитию, наклонностям, вкусам; теперь же, когда ее одолевал страх, что Фрэнк найдет себе возлюбленную, еще более отвечающую его запросам, — хотя Эйлин не представляла себе, кто бы это мог быть, — она рассуждала совсем по-другому.
Her ox, God wot, was the one that was being gored.
Неужели пробил ее час?
What if he should find some one whom he could want more than he did her?
И его влечет к какой-то другой женщине больше, чем к ней?
Dear heaven, how terrible that would be!
Это было бы ужасно!
What would she do? she asked herself, thoughtfully.
Что же тогда делать? — спрашивала она себя в полной растерянности.
She lapsed into the blues one afternoon—almost cried—she could scarcely say why.
Как-то вечером Эйлин совсем пала духом и даже немножко всплакнула, сама толком не зная почему.
Another time she thought of all the terrible things she would do, how difficult she would make it for any other woman who invaded her preserves.
Порой ей доставляло мстительное наслаждение придумывать, как и чем доймет она ту, которая посягнет на ее мужа.
However, she was not sure.
А потом она терзалась сомнениями.
Would she declare war if she discovered another?
Надо ли открыто объявлять войну, если она убедится, что у Фрэнка есть любовница?
She knew she would eventually; and yet she knew, too, that if she did, and Cowperwood were set in his passion, thoroughly alienated, it would do no good.
Эйлин знала, что скорее всего именно так и поступит, но вместе с тем понимала, что если Каупервуд к ней охладел и кем-то увлечен всерьез, то ничего она этим не добьется.
It would be terrible, but what could she do to win him back?
Как все это ужасно!
Но что делать?
Как вернуть Фрэнка?
That was the issue.
Ведь это сейчас самое главное.
Once warned, however, by her suspicious questioning, Cowperwood was more mechanically attentive than ever.
Ревнивые расспросы Эйлин заставили Каупервуда насторожиться и удвоить свое внимание к ней, — правда, чисто внешне.
He did his best to conceal his altered mood—his enthusiasms for Mrs. Sohlberg, his interest in Antoinette Nowak—and this helped somewhat.
Он по мере сил скрывал чувства, которые волновали его теперь, — восхищение Ритой Сольберг, интерес к Антуанете Новак, — и на время преуспел в этом.
But finally there was a detectable change.
Но в конце концов перемена стала слишком очевидной.
Aileen noticed it first after they had been back from Europe nearly a year.
Эйлин это заметила спустя год после их возвращения из Европы.
скачать в HTML/PDF
share