6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 593 книги и 1850 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 208 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

What is an ideal, anyhow?
И что такое этот идеал в конце-то концов?
A wraith, a mist, a perfume in the wind, a dream of fair water.
Призрак, туман, аромат, принесенный дуновением ветерка, пустая греза.
The soul-yearning of a girl like Antoinette Nowak was a little too strained for him.
Девическое обожание Антуанеты Новак оказалось чересчур утомительным для Каупервуда.
It was too ardent, too clinging, and he had gradually extricated himself, not without difficulty, from that particular entanglement.
Она была слишком пылкой, слишком влюбленной, и он мало-помалу, хотя и не без труда, освободился от этих уз.
Since then he had been intimate with other women for brief periods, but to no great satisfaction—Dorothy Ormsby, Jessie Belle Hinsdale, Toma Lewis, Hilda Jewell; but they shall be names merely.
После Антуанеты у него было несколько непродолжительных связей с различными женщинами, но они не принесли ему удовлетворения.
Дороти Ормсби, Джесси Белл Хинсдейл, Тома Льюис, Хильда Джуэлл — в его памяти остались только их имена, не больше.
One was an actress, one a stenographer, one the daughter of one of his stock patrons, one a church-worker, a solicitor for charity coming to him to seek help for an orphan’s home.
Первая была актриса, вторая — стенографистка, третья — дочь одного из его коллег, четвертая — деятельница церковной общины, явившаяся к нему с благотворительной целью — испросить пожертвование на сиротский приют.
It was a pathetic mess at times, but so are all defiant variations from the accustomed drift of things.
Иной раз случались неприятности — трогательные и жалкие сцены, но таков уж удел тех, кто осмеливается свернуть с проторенной дорожки.
In the hardy language of Napoleon, one cannot make an omelette without cracking a number of eggs.
По меткому выражению Наполеона, нельзя приготовить яичницу, не разбив яиц.
The coming of Stephanie Platow, Russian Jewess on one side of her family, Southwestern American on the other, was an event in Cowperwood’s life.
Появление Стефани Плейто — девушки, в которой еврейская кровь смешалась с южноамериканской, сыграло немалую роль в жизни Каупервуда.
She was tall, graceful, brilliant, young, with much of the optimism of Rita Sohlberg, and yet endowed with a strange fatalism which, once he knew her better, touched and moved him.
Стефани была молода и чрезвычайно эффектна.
Высокая, стройная, грациозная, она совмещала в себе веселую беспечность Риты Сольберг с каким-то удивительным фатализмом, который, — когда Каупервуд узнал ее ближе, — странным образом взволновал и растрогал его.
He met her on shipboard on the way to Goteborg.
Впервые он встретился со Стефани на пароходе, шедшем в Гетеборг.
Her father, Isadore Platow, was a wealthy furrier of Chicago.
Отец Стефани, Айседор Плейто, вел в Чикаго крупную торговлю пушниной.
He was a large, meaty, oily type of man—a kind of ambling, gelatinous formula of the male, with the usual sound commercial instincts of the Jew, but with an errant philosophy which led him to believe first one thing and then another so long as neither interfered definitely with his business.
Это тучное, амебообразное существо, с мясистым, лоснящимся от жира лицом обладало безошибочным деловым нюхом и странной склонностью к философствованию.
Слабость эта приводила его к некоторому разброду в мыслях, заставляя утверждать сегодня одно, а завтра — другое, лишь бы это не вредило его коммерции.
He was an admirer of Henry George and of so altruistic a programme as that of Robert Owen, and, also, in his way, a social snob.
Айседор Плейто, в общем порядочный сноб, считал себя поклонником Генри Джорджа и одновременно — столь бескорыстного утописта, как Роберт Оуэн.
And yet he had married Susetta Osborn, a Texas girl who was once his bookkeeper.
Впрочем, его снобизм отнюдь не помешал ему жениться в свое время на Сюзетте Осборн — простой техасской девушке, служившей у него в магазине счетоводом.
скачать в HTML/PDF
share