StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 230 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

His views and opinions on almost any topic were freely quoted; the newspapers, even the most antagonistic, did not dare to neglect him.
Только и слышно было:
«Каупервуд полагает… Каупервуд придерживается того взгляда…» Газеты — даже те, что были настроены враждебно, — уже не решались пренебрегать им.
Their owners were now fully alive to the fact that a new financial rival had appeared who was worthy of their steel.
Все денежные тузы, фактические хозяева газет, вынуждены были признать, что у них появился новый и весьма серьезный противник, достойный скрестить с ними шпагу.
Chapter XXVII.
A Financier Bewitched
27. ОЧАРОВАННЫЙ ФИНАНСИСТ
It was interesting to note how, able though he was, and bound up with this vast street-railway enterprise which was beginning to affect several thousand men, his mind could find intense relief and satisfaction in the presence and actions of Stephanie Platow.
Интересно отметить, что в самый разгар всех этих событий, когда в орбиту деятельности предприятий городского железнодорожного транспорта были вовлечены уже тысячи и десятки тысяч людей, Каупервуд, энергичный и неутомимый, как всегда, находил время отдыхать и развлекаться в обществе Стефани Плейто.
It is not too much to say that in her, perhaps, he found revivified the spirit and personality of Rita Sohlberg.
Духовный облик и обаяние Риты Сольберг как бы возродились для него в этой девушке.
Rita, however, had not contemplated disloyalty—it had never occurred to her to be faithless to Cowperwood so long as he was fond of her any more than for a long time it had been possible for her, even after all his philanderings, to be faithless to Sohlberg.
Однако Рита была ему верна; пока Каупервуд любил ее, она не помышляла об измене.
Даже по отношению к Гарольду Рита долгое время была безупречна, хотя знала, что он напропалую волочится за другими женщинами.
Stephanie, on the other hand, had the strange feeling that affection was not necessarily identified with physical loyalty, and that she could be fond of Cowperwood and still deceive him—a fact which was based on her lack as yet of a true enthusiasm for him.
Стефани же, наоборот, казалось непонятным, почему, любя, нужно хранить верность; она могла любить Каупервуда и с легким сердцем его обманывать.
Да и любила ли она его?
She loved him and she didn’t.
И да и нет.
Her attitude was not necessarily identified with her heavy, lizardish animality, though that had something to do with it; but rather with a vague, kindly generosity which permitted her to feel that it was hard to break with Gardner Knowles and Lane Cross after they had been so nice to her.
Чувственная и ленивая, Стефани отличалась вместе с тем каким-то наивным простодушием и добротой.
Ей казалось невозможным порвать с Гарднером Ноулзом или Лейном Кроссом — ведь оба они такие милые и всегда были добры к ней.
Gardner Knowles had sung her praises here, there, and everywhere, and was attempting to spread her fame among the legitimate theatrical enterprises which came to the city in order that she might be taken up and made into a significant figure.
Гарднер Ноулз везде и всюду восхвалял ее талант, надеясь, что слава о ней дойдет до профессиональных театров, приезжавших в Чикаго на гастроли, и она будет принята в труппу и со временем станет знаменитостью.
Lane Cross was wildly fond of her in an inadequate way which made it hard to break with him, and yet certain that she would eventually.
А Лейн Кросс — тот попросту был влюблен в нее без памяти, что делало разрыв с ним особенно тяжелым и вместе с тем, рано или поздно, — неизбежным.
There was still another man—a young playwright and poet by the name of Forbes Gurney—tall, fair, passionate—who had newly arrived on the scene and was courting her, or, rather, being courted by her at odd moments, for her time was her own.
А потом появился еще третий — молодой поэт и драматург по имени Форбс Герни, высокий, белокурый, восторженный… Он ухаживал за Стефани, вернее — она кокетничала с ним в свободные минуты.
скачать в HTML/PDF
share