StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 261 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

“One million dollars,” said Purdy.
— Миллион долларов, — сказал Парди.
“It can’t be done, Mr. Purdy.
— Ничего не выйдет, мистер Парди.
It isn’t worth it.
Ваш участок этого не стоит.
Why won’t you be fair?
Зачем вы упрямитесь?
Call it three hundred and twenty-five thousand dollars cash, and my check to-night.”
Ну хорошо, пусть будет триста двадцать пять тысяч, и я сейчас выпишу вам чек.
“I wouldn’t take five or six hundred thousand dollars if you were to offer it to me, Mr. Cowperwood, to-night or any other time.
— Я не возьму ни пятисот, ни шестисот тысяч долларов, ни сейчас, ни потом.
I know my rights.”
Я знаю свои права, мистер Каупервуд.
“Very well, then,” replied Cowperwood, “that’s all I can say.
— Прекрасно, значит больше и толковать не о чем, — сказал Каупервуд.
If you won’t sell, you won’t sell.
— Не хотите продавать, не надо.
Perhaps you’ll change your mind later.”
Быть может, вы еще передумаете.
Mr.
Purdy went out, and Cowperwood called in his lawyers and his engineers.
Мистер Парди удалился, а Каупервуд вызвал к себе своих адвокатов и инженеров.
One Saturday afternoon, a week or two later, when the building in question had been vacated for the day, a company of three hundred laborers, with wagons, picks, shovels, and dynamite sticks, arrived.
Прошло недели полторы, и в субботу вечером, когда все конторы закрылись и здание, служившее предметом раздора, опустело, на участок мистера Парди прибыла партия рабочих — человек около трехсот — с кирками, лопатами, тачками и динамитными шашками.
By sundown of the next day (which, being Sunday, was a legal holiday, with no courts open or sitting to issue injunctions) this comely structure, the private property of Mr. Redmond Purdy, was completely razed and a large excavation substituted in its stead.
На следующий день, то есть в воскресенье, и следовательно в день неприсутственный, когда судебные и административные учреждения закрыты, примерно к заходу солнца все уже было кончено и на месте одного из крыльев солидного семиэтажного здания — бывшей собственности мистера Парди — зиял огромный черный котлован.
The gentleman of the celluloid cuffs and collars, when informed about nine o’clock of this same Sunday morning that his building had been almost completely removed, was naturally greatly perturbed.
Весть о том, что его строение уже почти не существует, долетела до джентльмена в целлулоидном воротничке и манжетах только в девять часов утра в воскресенье и повергла его, как и следовало ожидать, в чрезвычайную ярость.
A portion of the wall was still standing when he arrived, hot and excited, and the police were appealed to.
Когда мистер Парди, красный и потный от волнения, прибыл на место происшествия, часть стены еще стояла, и он тотчас вызвал полицию.
But, strange to say, this was of little avail, for they were shown a writ of injunction issued by the court of highest jurisdiction, presided over by the Hon.
Nahum Dickensheets, which restrained all and sundry from interfering. (Subsequently on demand of another court this remarkable document was discovered to have disappeared; the contention was that it had never really existed or been produced at all.)
The demolition and digging proceeded.
Однако, как ни странно, это мало помогло мистеру Парди, ибо полиции было предъявлено предписание высокой судебной инстанции, за подписью достопочтенного Наума Дикеншитса, в котором предлагалось прокладке туннеля не препятствовать. (Впоследствии, когда этим достопримечательным документом заинтересовалась другая высокая инстанция, выяснилось, что он исчез.
Поговаривали, что документ этот никак не мог быть предъявлен полиции, так как его не существовало вовсе.) Между тем работы на участке шли своим чередом.
Then began a scurrying of lawyers to the door of one friendly judge after another.
Адвокаты забегали от одного знакомого судьи к другому.
There were apoplectic cheeks, blazing eyes, and gasps for breath while the enormity of the offense was being noised abroad.
Law is law, however.
Procedure is procedure, and no writ of injunction was either issuable or returnable on a legal holiday, when no courts were sitting.
Горящие глаза, багровые лица, срывающийся от возмущения голос… Судьи выслушивали сообщение о неслыханном бесчинстве, но — закон есть закон, установленная процедура есть установленная процедура, и никакое предписание не может быть вынесено в праздничный день, когда все присутственные места закрыты.
скачать в HTML/PDF
share