StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 301 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

He was a small man, quite dapper, with a lean, hollow, and somewhat haggard face, but by no means sickly body, a large, strident mustache, a wealth of coal-black hair parted slickly on one side, and a shrewd, genial brown-black eye—constituting altogether a rather pleasing and ornate figure whom it was not at all unsatisfactory to meet.
Невысокого роста, весьма щеголеватый, с худым лицом, украшенным колючими усиками, с хитрыми темно-карими глазками и целой копной черных как смоль волос, разделенных аккуратным косым пробором, он являл собой фигуру довольно представительную и безусловно колоритную.
His ears were large and stood out bat-wise from his head; and his eyes gleamed with a smart, evasive light.
Словом, на него стоило поглядеть, в особенности, если вспомнить, что помимо всего прочего мистер Кэриген был еще обладателем больших торчащих ушей, придававших ему сходство с летучей мышью.
He was cleverer financially than Tiernan, richer, and no more than thirty-five, whereas Mr. Tiernan was forty-five years of age.
В делах финансовых он смыслил значительно больше мистера Тирнена, да и денег у него водилось больше, хотя ему было всего тридцать пять лет, в то время как мистеру Тирнену шел уже пятый десяток.
Like Mr. Tiernan in the first ward, Mr. Kerrigan was a power in the second, and controlled a most useful and dangerous floating vote.
Подобно мистеру Тирнену в первом избирательном округе, мистер Кэриген был крупной силой во втором и держал в руках тех «неоседлых» избирателей, которые могут быть и очень полезны и чрезвычайно опасны для исхода выборов, смотря по обстоятельствам.
His saloons harbored the largest floating element that was to be found in the city—longshoremen, railroad hands, stevedores, tramps, thugs, thieves, pimps, rounders, detectives, and the like.
Портовые грузчики, сезонные рабочие, бездомные бродяги, воры, хулиганы, жулики, шпики стекались со всех концов города в пивные мистера Кэригена.
He was very vain, considered himself handsome, a “killer” with the ladies.
Он был очень тщеславен и почитал себя красавцем и сердцеедом.
Married, and with two children and a sedate young wife, he still had his mistress, who changed from year to year, and his intermediate girls.
Женатый на молодой степенной женщине, отец двух детей, мистер Кэриген содержал еще и любовниц, которых он менял примерно раз в год, не считая «случайных» девиц.
His clothes were altogether noteworthy, but it was his pride to eschew jewelry, except for one enormous emerald, value fourteen thousand dollars, which he wore in his necktie on occasions, and the wonder of which, pervading all Dearborn Street and the city council, had won him the soubriquet of
“Emerald Pat.”
Одевался он весьма вычурно, хотя и кичился тем, что не носил никаких украшений, кроме булавки с колоссальным изумрудом стоимостью в четырнадцать тысяч долларов, которая в особо торжественных случаях сверкала в его галстуке, приводя в изумление всю Дирборн-стрит и муниципальный совет.
Из-за этой-то булавки его и прозвали
«Изумрудным Пэтом».
At first he rejoiced heartily in this title, as he did in a gold and diamond medal awarded him by a Chicago brewery for selling the largest number of barrels of beer of any saloon in Chicago.
На первых порах такое прозвище доставляло мистеру Кэригену немало простодушной радости, так же как и золотая с бриллиантами медаль — выражение признательности чикагских пивоваров за несметное количество проданных им бочонков пива, — в этой области мистер Кэриген не знал себе равных.
More recently, the newspapers having begun to pay humorous attention to both himself and Mr. Tiernan, because of their prosperity and individuality, he resented it.
Впоследствии, однако, когда газеты начали уделять слишком пристальное и ироническое внимание особе мистера Кэригена, так же как и особе мистера Тирнена, и их материальному процветанию, мистер Кэриген потерял вкус и к тому и к другому.
The relation of these two men to the present political situation was peculiar, and, as it turned out, was to constitute the weak spot in the Cowperwood-McKenty campaign.
Отношение обоих этих джентльменов к тогдашней политической обстановке в Чикаго было довольно своеобразным и, как выяснилось впоследствии, весьма опасным для союза Каупервуд — Мак-Кенти.
Tiernan and Kerrigan, to begin with, being neighbors and friends, worked together in politics and business, on occasions pooling their issues and doing each other favors.
Тирнен и Кэриген, будучи соседями и приятелями, обделывали сообща разные делишки как по части коммерции, так и политики, и от случая к случаю оказывали друг другу различные услуги.
скачать в HTML/PDF
share