StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 333 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

But he had one weakness, which, in view of his young wife’s stern and somewhat Puritanic ideas and the religious propensities of his father and father-in-law, was exceedingly disturbing to him.
Но все же одна маленькая слабость у него была, и она доставляла ему, увы, довольно много хлопот и тревог ввиду непримиримо пуританских воззрений его молодой супруги и суровой набожности его отца и тестя.
He had an eye for the beauty of women in general, and particularly for plump, blonde women with corn-colored hair.
Мистер Сласс был большим поклонником женской красоты, причем особым вниманием пользовались у него белокожие пышнотелые блондинки.
Now and then, in spite of the fact that he had an ideal wife and two lovely children, he would cast a meditative and speculative eye after those alluring forms that cross the path of all men and that seem to beckon slyly by implication if not by actual, open suggestion.
Задумчиво-восхищенный взор этого отца двух детей и законного супруга добродетельнейшей из жен не раз украдкой следил за какой-нибудь лукавой соблазнительницей — одной из тех, что время от времени возникают на пути каждого мужчины, чтобы с помощью различных коварных уловок заманить его в свои тенета.
However, it was not until several years after Mr. Sluss had married, and when he might have been considered settled in the ways of righteousness, that he actually essayed to any extent the role of a gay Lothario.
Однако следует отметить, что достопочтенный мистер Сласс пустился по стопам веселого Лотарио лишь через несколько лет после женитьбы, когда за ним уже прочно утвердилась репутация высоконравственного человека.
An experience or two with the less vigorous and vicious girls of the streets, a tentative love affair with a girl in his office who was not new to the practices she encouraged, and he was fairly launched.
Два-три грехопадения с не слишком бесстыдными и распутными уличными красотками, тайная интрижка с девушкой, работавшей у него в конторе и имевшей некоторый опыт в такого рода делах, — и начало было положено.
He lent himself at first to the great folly of pretending to love truly; but this was taken by one and another intelligent young woman with a grain of salt.
По наивности мистер Сласс сперва вел себя несколько опрометчиво: он пытался всякий раз уверять этих молодых и просвещенных особ в своей искренней и неподдельной любви, что вызывало у них довольно ядовитые замечания.
The entertainment and preferment he could provide were accepted as sufficient reward.
Они не требовали столь возвышенных чувств: некоторые материальные блага и развлечения были, по их мнению, достаточной наградой.
One girl, however, actually seduced, had to be compensated by five thousand dollars—and that after such terrors and heartaches (his wife, her family, and his own looming up horribly in the background) as should have cured him forever of a penchant for stenographers and employees generally.
Впрочем, для того чтобы успокоить одну соблазненную им особу, понадобилось ровным счетом пять тысяч долларов, причем мистер Чэффи Сласс натерпелся за это время такого страха (грозный образ жены и полные укоризны лица всех родичей и домочадцев неотступно стояли у него перед глазами), что это, по-видимому, должно было навеки излечить его от увлечений секретаршами и стенографистками.
Thereafter for a long time he confined himself strictly to such acquaintances as he could make through agents, brokers, and manufacturers who did business with him, and who occasionally invited him to one form of bacchanalian feast or another.
И действительно, довольно долгое время после этого злосчастного случая мистер Сласс предпочитал ограничиваться знакомствами, которые ему удавалось завязать через различных агентов, маклеров и коммерсантов, имевших с ним дела и время от времени приглашавших его принять участие в их холостых пирушках.
As time went on he became wiser, if, alas, a little more eager.
Шли годы, и жизненный опыт мистера Сласса значительно возрос, но с ним, на беду, возросла и его пылкость.
By association with merchants and some superior politicians whom he chanced to encounter, and because the ward in which he lived happened to be a pivotal one, he began to speak publicly on occasion and to gather dimly the import of that logic which sees life as a pagan wild, and religion and convention as the forms man puts on or off to suit his fancy, mood, and whims during the onward drift of the ages.
Мистер Сласс встречался с крупными дельцами и политическими заправилами города; избирательный округ, к которому он принадлежал, был одним из ведущих; все это понуждало его выступать время от времени с публичными речами.
И вот в результате такой деятельности он начал понемногу усваивать некоторые новые для него взгляды.
Сущность их сводилась к тому, что человек живет затем, чтобы удовлетворять свои первобытные инстинкты, а христианская религия, мораль и прочие условности — всего лишь парадное одеяние, которое люди из века в век то снимают, то снова надевают, в зависимости от того, что подскажет им выгода, настроение или очередная причуда.
скачать в HTML/PDF
share