StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 34 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

When she finally went down-stairs to see how the dining and reception rooms looked, and Fadette began putting away the welter of discarded garments—she was a radiant vision—a splendid greenish-gold figure, with gorgeous hair, smooth, soft, shapely ivory arms, a splendid neck and bust, and a swelling form.
Когда Эйлин, предоставив Фадете убирать разбросанные принадлежности туалета, наконец сошла вниз, взглянуть, все ли готово в столовой и зале, она была ослепительно хороша.
Нельзя было не залюбоваться ее великолепной фигурой, задрапированной в зеленовато-желтый шелк, ее роскошными волосами, шелковистой гладкостью ее плеч и рук, округлостью бедер, точеной шеей.
She felt beautiful, and yet she was a little nervous—truly.
Она знала, как она красива, и все-таки волновалась.
Frank himself would be critical.
Что-то скажет Фрэнк?
She went about looking into the dining-room, which, by the caterer’s art, had been transformed into a kind of jewel-box glowing with flowers, silver, gold, tinted glass, and the snowy whiteness of linen.
Эйлин заглянула в столовую: цветы, серебро, золото, хрусталь, расставленные умелой рукой метрдотеля на белоснежной скатерти, придавали столу сходство с грудой драгоценных камней на белом атласе дорогого футляра.
It reminded her of an opal flashing all its soft fires.
Словно опалы, мягко переливающиеся всеми цветами радуги, подумала Эйлин.
She went into the general reception-room, where was a grand piano finished in pink and gold, upon which, with due thought to her one accomplishment—her playing—she had arranged the songs and instrumental pieces she did best.
Aileen was really not a brilliant musician.
Оттуда она прошла в залу.
На розовом с позолотой рояле лежала заранее приготовленная стопка нот; Эйлин решила блеснуть своим единственным талантом и с этой целью отобрала романсы и пьесы, которые ей лучше всего удавались; в сущности, она была довольно посредственной пианисткой.
For the first time in her life she felt matronly—as if now she were not a girl any more, but a woman grown, with some serious responsibilities, and yet she was not really suited to the role.
Сегодня впервые в жизни Эйлин чувствовала себя не девочкой, а замужней дамой, хозяйкой дома и понимала, какую это налагает на нее ответственность и как трудно ей будет справиться со своей новой ролью.
As a matter of fact, her thoughts were always fixed on the artistic, social, and dramatic aspects of life, with unfortunately a kind of nebulosity of conception which permitted no condensation into anything definite or concrete.
По правде говоря, Эйлин всегда подмечала в жизни только чисто внешнюю, показную, псевдоромантическую сторону, и все ее представления были так туманны и расплывчаты, что она ни в чем не отдавала себе ясного отчета, ни на чем не умела сосредоточиться.
She could only be wildly and feverishly interested.
Она умела только мечтать — пылко и безудержно.
Just then the door clicked to Frank’s key—it was nearing six—and in he came, smiling, confident, a perfect atmosphere of assurance.
Было уже около шести часов; ключ звякнул в замке, и вошел улыбающийся, спокойный Фрэнк, внося с собой атмосферу уверенности.
“Well!” he observed, surveying her in the soft glow of the reception-room lighted by wall candles judiciously arranged.
— Хорошо, очень хорошо! — воскликнул он, разглядывая Эйлин, освещенную теплым сиянием сотен свечей, горевших в золоченых бра.
“Who’s the vision floating around here?
— Да это лесная фея пожаловала к нам сюда!
I’m almost afraid to touch you.
Я просто не смею к тебе прикоснуться.
Much powder on those arms?”
Что, плечи у тебя сильно напудрены?
He drew her into his arms, and she put up her mouth with a sense of relief.
Он привлек ее к себе, а она с чувством облегчения подставила губы для поцелуя.
Obviously, he must think that she looked charming.
По всему было видно, что он находит ее прелестной.
“I am chalky, I guess.
You’ll just have to stand it, though.
— Осторожно, милый, ты сейчас весь будешь в пудре.
скачать в HTML/PDF
share