StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 390 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 406 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

The word “cat” had a sharp, sweet sound in her mouth.
It seemed to be bitten off closely with force and airy spirit.
Слово «кошка» прозвучало в ее устах как-то особенно выразительно и ласково.
Cowperwood surveyed her as he would have surveyed the ablest person he knew.
Каупервуд смотрел на нее, и ему казалось, что умнее ее он еще никого не видел.
Here was a woman, he saw, who could and would command the utmost reaches of his soul in every direction.
Вот женщина, которая могла бы завладеть всем его существом!
If he interested her at all, he would need them all.
Если он сумеет заинтересовать ее собой, ему понадобятся все его способности, все душевные силы.
The eyes of her were at once so elusive, so direct, so friendly, so cool and keen.
Какие у нее глаза — одновременно загадочные и ясные, приветливые и холодно-проницательные.
“You will have to be interesting, indeed, to interest me,” they seemed to say; and yet they were by no means averse, apparently, to a hearty camaraderie.
«Да, — казалось, говорили эти глаза, — чтобы заинтересовать меня, нужно быть очень интересным!»
А между тем она смотрела на него с искренним дружелюбием.
That nose-wrinkling smile said as much.
Ее лукавая улыбка служила тому порукой.
Here was by no means a Stephanie Platow, nor yet a Rita Sohlberg.
Да, это была не Стефани Плейто или Рита Сольберг.
He could not assume her as he had Ella Hubby, or Florence Cochrane, or Cecily Haguenin.
Он не мог просто поманить ее пальцем, как Эллу Хабби, Флоренс Кокрейн, Сесили Хейгенин.
Here was an iron individuality with a soul for romance and art and philosophy and life.
Это была женщина самобытная, с душой, открытой для романтики, для искусства, для философии, для жизни.
He could not take her as he had those others.
Нет, завоевать ее не легко.
And yet Berenice was really beginning to think more than a little about Cowperwood.
А Беренис тем временем и сама стала все чаще думать о Каупервуде.
He must be an extraordinary man; her mother said so, and the newspapers were always mentioning his name and noting his movements.
Видно, он необыкновенный человек; так говорит ее мать, и газеты постоянно упоминают его имя, отмечают каждый его шаг.
A little later, at Southampton, whither she and her mother had gone, they met again.
Через некоторое время они снова встретились, на этот раз в Саутгэмптоне, куда она приехала с матерью.
Together with a young man by the name of Greanelle, Cowperwood and Berenice had gone into the sea to bathe.
Каупервуд, Беренис и еще один молодой человек, некто Гринель, пошли купаться.
It was a wonderful afternoon.
День был изумительный.
To the east and south and west spread the sea, a crinkling floor of blue, and to their left, as they faced it, was a lovely outward-curving shore of tawny sand.
На востоке, на юге и на западе перед ними расстилалась испещренная рябью синяя морская ширь, слева в нее причудливо вдавался рыжеватый песчаный мыс.
Studying Berenice in blue-silk bathing costume and shoes, Cowperwood had been stung by the wonder of passing life—how youth comes in, ever fresh and fresh, and age goes out.
Когда Каупервуд увидел Беренис в голубом купальном костюме и купальных туфельках, его больно кольнула мысль о поразительной быстротечности жизни — старое старится, а молодое снова и снова идет ему на смену.
Here he was, long crowded years of conflict and experience behind him, and yet this twenty-year-old girl, with her incisive mind and keen tastes, was apparently as wise in matters of general import as himself.
У него за плечами долгие годы борьбы, большой жизненный опыт, однако в самых важных вопросах он не мудрее этой двадцатилетней девушки с ее пытливым умом и взыскательным вкусом!
скачать в HTML/PDF
share