StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 392 книги и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 463 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

I know his cousins, the Clifford Porters, very well.”
Я знакома с его родственниками — Клиффорд-Портерами.
Cowperwood knitted his brows.
Каупервуд сдвинул брови.
He was sick to his soul with this worry over Berenice.
Это просто несносно — столько беспокойства, столько тревог из-за какой-то девчонки!
He felt that he must have her, even at the cost of inflicting upon her a serious social injury.
Он чувствовал, что должен во что бы то ни стало завладеть ею, хотя бы для этого пришлось ее скомпрометировать.
Better that she should surmount it with him than escape it with another.
Он скорее готов был опозорить ее, чем уступить другому.
It so happened, however, that the final grim necessity of acting on any such idea was spared him.
Обстоятельства, однако, избавили Каупервуда от осуществления столь мрачного замысла.
Imagine a dining-room in one of the principal hotels of New York, the hour midnight, after an evening at the opera, to which Cowperwood, as host, had invited Berenice, Lieutenant Braxmar, and Mrs. Carter.
Перенесемся в зал ресторана в одном из больших нью-йоркских отелей.
Время — полночь.
Каупервуд пригласил миссис Картер, Беренис и лейтенанта Брэксмара провести с ним вечер.
Вся компания приехала сюда поужинать прямо из оперы.
He was now playing the role of disinterested host and avuncular mentor.
Каупервуд выступает в роли хлебосольного хозяина и доброго, бескорыстного наставника.
His attitude toward Berenice, meditating, as he was, a course which should be destructive to Braxmar, was gentle, courteous, serenely thoughtful.
Обдумывая про себя различные способы освободиться от неугодной ему особы лейтенанта Брэксмара, он тем не менее держится крайне обходительно, учтиво и с почтительным вниманием относится к Беренис.
Like a true Mephistopheles he was waiting, surveying Mrs. Carter and Berenice, who were seated in front chairs clad in such exotic draperies as opera-goers affect—Mrs. Carter in pale-lemon silk and diamonds; Berenice in purple and old-rose, with a jeweled comb in her hair.
Он выжидает, как Мефистофель.
В опере он внимательно наблюдал за миссис Картер и Беренис, которые сидели в первом ряду ложи в ослепительных туалетах — не для того ли и опера, чтобы щеголять нарядами?
Миссис Картер была в лимонно-желтом шелку и в бриллиантах, Беренис — в пурпурном и бледно-розовом, с жемчужным гребнем в волосах.
The Lieutenant in his dazzling uniform smiled and talked blandly, complimented the singers, whispered pleasant nothings to Berenice, descanted at odd moments to Cowperwood on naval personages who happened to be present.
Лейтенант Брэксмар, в роскошной парадной форме, болтал, улыбался, хвалил исполнителей, шептал Беренис комплименты на ухо или, в свободную минуту, обращал внимание Каупервуда на кого-нибудь из своих знакомых.
Coming out of the opera and driving through blowy, windy streets to the Waldorf, they took the table reserved for them, and Cowperwood, after consulting with regard to the dishes and ordering the wine, went back reminiscently to the music, which had been
“La Boheme.”
The death of Mimi and the grief of Rodolph, as voiced by the splendid melodies of Puccini, interested him.
Из оперы по ненастным ветреным улицам они поехали в отель
«Уолдорф», где для них был уже приготовлен столик, и Каупервуд, заказав ужин, снова мысленно вернулся к музыке, которую они только что слушали.
Это была
«Богема», и он заговорил о смерти Мими и скорби Родольфо, воплощенных в бессмертных мелодиях Пуччини.
“That makeshift studio world may have no connection with the genuine professional artist, but it’s very representative of life,” he remarked.
— Этот искусственный театральный мирок, быть может, очень далек от жизни настоящих художников и поэтов, но драма безусловно очень жизненна, — заметил Каупервуд.
“I don’t know, I’m sure,” said Braxmar, seriously.
— Вот об этом, право, не берусь судить, — сказал Брэксмар серьезно.
“All I know of Bohemia is what I have read in books—Trilby, for instance, and—” He could think of no other, and stopped.
“I suppose it is that way in Paris.”
— Все мои познания по части богемы почерпнуты только из книг.
«Трильби», например, и… — Не придумав ничего другого, он прибавил: — В Париже, вероятно, можно познакомиться с этим миром поближе.
скачать в HTML/PDF
share