StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 467 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

Could even a drunken man, if utterly mistaken, be so defiant, so persistent, so willing to explain?
Может ли быть, чтобы человек, даже во хмелю, мог допустить такую ошибку?
И этот негодяй держался так уверенно, так вызывающе.
Он ничуть не смутился, когда у него потребовали объяснений.
What shameful things had she been hearing?
Какие чудовищные вещи он говорил!
“Come, mother,” she said, gently, and with dignity; “never mind, it is all right.
— Успокойтесь, мама, — сказала Беренис мягко и с достоинством.
— Все это вздор, не обращайте внимания.
We can go home at once.
Поедемте домой.
You will feel better when you are out of here.”
Дома вы сразу почувствуете себя лучше.
She called a waiter and asked him to say to the gentlemen that they had gone to the women’s dressing-room.
Беренис подозвала официанта и попросила его передать джентльменам, которые с ними ужинали, что они уезжают.
She pushed an intervening chair out of the way and gave her mother her arm.
Потом встала, отодвинула стоявший на пути матери стул и подала ей руку.
“To think I should be so insulted,” Mrs. Carter mumbled on, “here in a great hotel, in the presence of Lieutenant Braxmar and Mr. Cowperwood!
— Нет, подумать только, какое оскорбление! — бормотала миссис Картер.
— В публичном месте, в присутствии лейтенанта Брэксмара и мистера Каупервуда!
This is too dreadful.
Ужасно!
Well, I never.”
Неслыханно!
She half whimpered as she walked; and Berenice, surveying the room with dignity, a lofty superiority in her face, led solemnly forth, a strange, lacerating pain about her heart.
Она продолжала стонать и причитать, Беренис вела ее под руку.
Девушка держалась с большим достоинством; уходя, она окинула взором зал; лицо ее было презрительно и надменно, но сердце сжималось холодной тоской.
What was at the bottom of these shameful statements?
Какая доля истины крылась в этих постыдных утверждениях?
Why should this drunken roisterer have selected her mother, of all other women in the dining-room, for the object of these outrageous remarks?
Почему из всех находившихся в ресторане дам этот пьяный скандалист избрал именно ее мать для своих отвратительных разоблачений?
Why should her mother be stricken, so utterly collapsed, if there were not some truth in what he had said?
Почему мать ее так сражена, так пала духом, если в его словах не было ни крупицы правды?
It was very strange, very sad, very grim, very horrible.
Все это было очень странно, очень печально, очень страшно.
What would that gossiping, scandal-loving world of which she knew so much say to a scene like this?
Что скажет свет?
О, она знала наперед, как обрадуются все охотники до сплетен, какие начнутся толки и пересуды.
For the first time in her life the import and horror of social ostracism flashed upon her.
Впервые в жизни Беренис ощутила, что значит попасть в разряд парий, — как это страшно!
The following morning, owing to a visit paid to the Jefferson Market Police Court by Lieutenant Braxmar, where he proposed, if satisfaction were not immediately guaranteed, to empty cold lead into Mr. Beales Chadsey’s stomach, the following letter on Buckingham stationery was written and sent to Mrs. Ira George Carter—36 Central Park South:
На другое утро лейтенант Брэксмар явился в полицейский участок, где пребывал злополучный мистер Чэдси, и заявил, что всадит ему пулю в живот, если с его стороны немедленно не последует удовлетворительного извинения, после чего в доме помер 36 на южной стороне Сентрал-парка было получено следующее письмо, написанное на почтовой бумаге отеля
«Букингэм» и адресованное миссис Айра Джордж Картер:
DEAR MADAM:
«Мадам!
Last evening, owing to a drunken debauch, for which I have no satisfactory or suitable explanation to make, I was the unfortunate occasion of an outrage upon your feelings and those of your daughter and friends, for which I wish most humbly to apologize.
Вчера вечером, находясь в состоянии непозволительного опьянения, которому нельзя подыскать никаких оправданий, я, к своему безмерному отчаянию, позволил себе оскорбить Вас и задеть чувства Вашей дочери и Ваших гостей, в чем и приношу ныне самые униженные извинения.
скачать в HTML/PDF
share