StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 542 книги и 1777 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 471 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

She did not love the Lieutenant as he loved her by any means, and somehow this discovery concerning her mother shamed her pride, suggesting an obligation to save herself in one form or another, which she resented bitterly.
Она отнюдь не испытывала к лейтенанту таких пылких чувств, как он к ней, а мысль, что темное прошлое матери словно принуждает ее искать спасения в браке, уязвила самолюбие Беренис.
She was sorry for his tactless proposal at this time, although she knew well enough the innocence and virtue of the emotion from which it sprung.
Она понимала, что поступок лейтенанта продиктован самыми добродетельными и похвальными побуждениями, но не могла простить ему недостаток такта.
Хоть бы подождал немного со своим предложением!
“Really, Mr. Braxmar,” she replied, turning on him with solemn eyes, “you mustn’t ask me to decide that now.
— Право, мистер Брэксмар, — сказала она, стоя в полуоборот к лейтенанту и поднимая на него задумчивый взор, — вы не должны сейчас требовать от меня ответа.
I know how you feel.
Я верю вашей искренности.
I’m afraid, though, that I may have been a little misleading in my manner.
Боюсь, однако, что я чем-то дала вам повод неправильно истолковать мое поведение в отношении вас.
I didn’t mean to be.
Поверьте, я этого не хотела.
I’m quite sure you’d better forget your interest in me for the present anyhow.
Мне кажется, вам лучше не думать обо мне.
Пока во всяком случае.
I could only make up my mind in one way if you should insist.
Если вы будете настаивать, я могу сейчас дать вам только один ответ.
I should have to ask you to forget me entirely.
Мне придется просить вас забыть меня навсегда.
I wonder if you can see how I feel—how it hurts me to say this?”
Мне больно говорить вам это.
Я не умею выразить того, что сейчас чувствую, но, надеюсь, вы мне верите.
She paused, perfectly poised, yet quite moved really, as charming a figure as one would have wished to see—part Greek, part Oriental—contemplative, calculating.
Она умолкла — очаровательное создание, очень расчетливое, очень дальновидное… Самообладание ни на секунду не изменило ей, хотя в конце концов она и на самом деле почувствовала себя растроганной.
In that moment, for the first time, Braxmar realized that he was talking to some one whom he could not comprehend really.
Тут лейтенант Брэксмар впервые увидел, что имеет дело с совершенно непостижимым существом.
She was strangely self-contained, enigmatic, more beautiful perhaps because more remote than he had ever seen her before.
Какая загадочная девушка!
В эту минуту она показалась ему особенно желанной, быть может потому, что он понял, как она далека от него.
In a strange flash this young American saw the isles of Greece, Cytherea, the lost Atlantis, Cyprus, and its Paphian shrine.
His eyes burned with a strange, comprehending luster; his color, at first high, went pale.
Как ни странно, но этому молодому американцу внезапно пришли на ум острова древней Эллады, Цитера, погребенная под водой Атлантида, Кипр с его храмом Афродиты… В глазах Брэксмара вспыхнул огонь и со щек сбежал румянец.
“I can’t believe you don’t care for me at all, Miss Berenice,” he went on, quite strainedly.
— Не могу поверить, что я вовсе безразличен вам, мисс Беренис, — проговорил он, с трудом сдерживая волнение.
“I felt you did care about me.
— Нет, я чувствую, что не безразличен вам.
But here,” he added, all at once, with a real, if summoned, military force,
“I won’t bother you.
Но… — Призвав на помощь все свое мужество, как и подобало человеку военному, он прибавил: — Не стану вам больше докучать.
You do understand me.
You know how I feel.
Я знаю, что вы понимаете мои чувства.
I won’t change.
Они не изменятся никогда.
Can’t we be friends, anyhow?”
Ведь мы расстаемся друзьями, не правда ли?
He held out his hand, and she took it, feeling now that she was putting an end to what might have been an idyllic romance.
Он протянул ей руку, и Беренис подала ему свою, чувствуя, что это рукопожатие кладет конец отношениям, которые могли бы стать идиллическим любовным союзом.
скачать в HTML/PDF
share