StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 387 книг и 1726 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 486 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

As a matter of fact, this was purely newspaper gossip and speculation.
Однако все это были лишь газетные сплетни и досужие измышления репортеров.
While the general columns made news and capital of his wealth, special society columns, which dealt with the ultra-fashionable, ignored him entirely.
Если общегородская газетная хроника прожужжала всем уши богатством Каупервуда, то хроника великосветская, оповещавшая о жизни фешенебельных кругов, ни разу не упомянула его имени.
Already the machination of certain Chicago social figures in distributing information as to his past was discernible in the attitude of those clubs, organizations, and even churches, membership in which constitutes a form of social passport to better and higher earthly, if not spiritual, realms.
Тут безусловно сказывались козни чикагских врагов Каупервуда, распространявших неблаговидные слухи о его прошлом и чернивших его в глазах тех общественных организаций, клубов и даже церквей, признание которых служит своего рода пропуском в рай, если не на небесах, то на земле.
His emissaries were active enough, but soon found that their end was not to be gained in a day.
Агенты Каупервуда тоже, разумеется, не сидели сложа руки, но вскоре убедились, что достигнуть цели не так-то легко.
Many were waiting locally, anxious enough to get in, and with social equipments which the Cowperwoods could scarcely boast.
Немало коренных жителей города, облаченных в такие солидные светские доспехи, какими Каупервуды вряд ли могли похвастаться, томились у райских врат, горя желанием проникнуть внутрь.
After being blackballed by one or two exclusive clubs, seeing his application for a pew at St. Thomas’s quietly pigeon-holed for the present, and his invitations declined by several multimillionaires whom he met in the course of commercial transactions, he began to feel that his splendid home, aside from its final purpose as an art-museum, could be of little value.
После того как несколько фешенебельных клубов, один за другим, забаллотировали его кандидатуру, после того как в аристократическом приходе Сент-Томас равнодушно положили под сукно его просьбу о предоставлении ему молитвенной скамьи в соборе и после того, наконец, как его приглашения были отклонены целым рядом нью-йоркских архимиллионеров, с которыми он встречался на деловой почве, Каупервуд понял, что его великолепный дворец, помимо своего музейного назначения, едва ли на что-нибудь ему пригодится.
At the same time Cowperwood’s financial genius was constantly being rewarded by many new phases of materiality chiefly by an offensive and defensive alliance he was now able to engineer between himself and the house of Haeckelheimer, Gotloeb & Co.
В то же время финансовый гений Каупервуда приносил ему все новые победы, и одной из самых значительных был оборонительно-наступательный союз, заключенный им с банкирским домом
«Хэкелмайер, Готлеб и К°».
Seeing the iron manner in which he had managed to wrest victory out of defeat after the first seriously contested election, these gentlemen had experienced a change of heart and announced that they would now gladly help finance any new enterprise which Cowperwood might undertake.
Убедившись в железной хватке Каупервуда, который сумел восторжествовать над своими врагами тотчас после серьезного поражения на выборах, господа Хэкелмайер и Готлеб обнаружили внезапную перемену в мыслях и заявили о своей готовности финансировать любое его предприятие.
Among many other financiers, they had heard of his triumph in connection with the failure of American Match.
Как и все финансисты, они слышали о триумфе Каупервуда в связи с банкротством
«Американской спички».
“Dot must be a right cleffer man, dot Cowperwood,” Mr. Gotloeb told several of his partners, rubbing his hands and smiling.
— Видно, этот Каупервуд очень ловкий человек, — с улыбкой заметил мистер Готлеб своим компаньонам.
“I shouldt like to meet him.”
— Я буду рад познакомиться с ним.
And so Cowperwood was manoeuvered into the giant banking office, where Mr. Gotloeb extended a genial hand.
И вскоре после этого Каупервуда ввели в огромный кабинет директора банка, где он был весьма приветливо встречен самим мистером Готлебом.
“I hear much of Chicawkgo,” he explained, in his semi-German, semi-Hebraic dialect, “but almozd more uff you.
— Мне приходится немало слышать о Чикаго, — сказал мистер Готлеб с легким немецко-еврейским акцентом, — но еще больше — о вас.
скачать в HTML/PDF
share