StudyEnglishWords

6#

Титан. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Титан". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Всего 556 книг и 1797 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 539 из 570  ←предыдущая следующая→ ...

Men such as Haeckelheimer, Gotloeb, Fishel, tremendous capitalists in the East and foremost in the directorates of huge transcontinental lines, international banking-houses, and the like, were amazed that the newspapers and the anti-Cowperwood element should have gone so far in Chicago.
Хэкелмайер, Готлеб, Фишел и другие могущественные капиталисты Восточных штатов, стоявшие во главе трансконтинентальных железнодорожных компаний, международных банкирских домов и прочих крупнейших предприятий страны, были потрясены: как могли газеты и все эти противники Каупервуда в Чикаго так зарваться?
Had they no respect for capital?
Где же уважение к капиталу?
Did they not know that long-time franchises were practically the basis of all modern capitalistic prosperity?
Неужели они там не знают, что долгосрочные концессии — основа основ капиталистического процветания?
Such theories as were now being advocated here would spread to other cities unless checked.
Если не положить этому конец, идеи, которые стали проповедовать в Чикаго, получат распространение и в других городах.
America might readily become anti-capitalistic—socialistic.
Америка, того и гляди, станет страной антикапиталистической, социалистической.
Public ownership might appear as a workable theory—and then what?
Чего доброго, они еще всерьез задумают все передать народу — и что тогда?
“Those men out there are very foolish,” observed Mr. Haeckelheimer at one time to Mr. Fishel, of Fishel, Stone & Symons.
— Все они там, в Чикаго, ведут себя в высшей степени глупо, — заметил однажды мистер Хэкелмайер мистеру Фишелу, представителю банкирского дома
«Фишел, Стоун и Симмонс».
“I can’t see that Mr. Cowperwood is different from any other organizer of his day.
— Не вижу, чем мистер Каупервуд отличается от прочих предпринимателей.
He seems to me perfectly sound and able.
Мне кажется, он человек положительный и энергичный.
All his companies pay.
Все его предприятия приносят доход.
There are no better investments than the North and West Chicago railways.
Лучшего помещения для капитала, чем Северная и Западная компании чикагских городских железных дорог, и не сыщешь.
It would be advisable, in my judgment, that all the lines out there should be consolidated and be put in his charge.
Я так полагаю, что следовало бы слить все чикагские городские железные дороги в одну компанию и во главе ее поставить мистера Каупервуда.
He would make money for the stockholders.
Он сумеет удовлетворить вкладчиков.
He seems to know how to run street-railways.”
Как видно, он знает толк в городском железнодорожном транспорте.
“You know,” replied Mr. Fishel, as smug and white as Mr. Haeckelheimer, and in thorough sympathy with his point of view,
“I have been thinking of something like that myself.
— Представьте себе, что я и сам уже об этом думал, — ответил мистер Фишел, такой же седой и важный, как Хэкелмайер; он, по-видимому, вполне разделял его точку зрения.
All this quarreling should be hushed up.
— Надо положить конец этой грызне.
It’s very bad for business—very.
Она чрезвычайно вредит деловым операциям!
Чрезвычайно!
Once they get that public-ownership nonsense started, it will be hard to stop.
Стоит этой бессмыслице распространиться — я имею в виду их трескотню насчет национализации и прочего, — и попробуйте тогда заткнуть крикунам глотку.
There has been too much of it already.”
И сейчас уже дело зашло слишком далеко.
Mr.
Fishel was stout and round like Mr. Haeckelheimer, but much smaller.
Мистер Фишел был плотный и круглый — совсем как мистер Хэкелмайер, только уменьшенный до миниатюрных размеров.
He was little more than a walking mathematical formula.
In his cranium were financial theorems and syllogisms of the second, third, and fourth power only.
Порой казалось, что это даже не человек, а ходячая математическая формула и под его черепной коробкой находят себе место лишь финансовые комбинации и уравнения второй, третьей и четвертой степени.
And now behold a new trend of affairs.
И вот дела принимают совершенно новый оборот.
Mr. Timothy Arneel, attacked by pneumonia, dies and leaves his holdings in Chicago City to his eldest son, Edward Arneel.
Воспаление легких внезапно сводит в могилу мистера Тимоти Арнила, а все его акции Южных дорог переходят по наследству к его старшему сыну — Эдварду Арнилу.
Mr. Fishel and Mr. Haeckelheimer, through agents and then direct, approach Mr. Merrill in behalf of Cowperwood.
Мистер Фишел и мистер Хэкелмайер сначала через своих доверенных лиц, а затем и лично приступают к мистеру Мэррилу с целью склонить его на сторону мистера Каупервуда.
скачать в HTML/PDF
share