5#

Три мушкетера. Часть вторая. - параллельный перевод

Изучайте английский язык с помощью параллельного текста книги "Три мушкетера. Часть вторая". Метод интервальных повторений для пополнения словарного запаса английских слов. Встроенный словарь. Аналог метода Ильи Франка по изучению английского языка. Всего 815 книг и 2646 познавательных видеороликов в бесплатном доступе.

страница 142 из 310  ←предыдущая следующая→ ...

D'Artagnan passed the day in exhibiting his Musketeer's uniform in every street of the camp.
Д'Артаньян весь день разгуливал по улицам лагеря, щеголяя своей мушкетерской формой.
In the evening, at the appointed hour, the four friends met.
There only remained three things to decide—what they should write to Milady's brother; what they should write to the clever person at Tours; and which should be the lackeys to carry the letters.
Вечером, в назначенный час, четыре друга встретились; оставалось решить только три вещи: что написать брату миледи, что написать ловкой особе в Туре и кому из слуг поручить доставить письма.
Everyone offered his own.
Athos talked of the discretion of Grimaud, who never spoke a word but when his master unlocked his mouth.
Porthos boasted of the strength of Mousqueton, who was big enough to thrash four men of ordinary size.
Aramis, confiding in the address of Bazin, made a pompous eulogium on his candidate.
Finally, d'Artagnan had entire faith in the bravery of Planchet, and reminded them of the manner in which he had conducted himself in the ticklish affair of Boulogne.
Каждый предлагал своего: Атос отмечал скромность Гримо, который говорил только тогда, когда его господин разрешал ему открыть рот: Портос превозносил силу Мушкетона, который был такого мощного сложения, что легко мог поколотить четырех людей обыкновенного роста; Арамис, доверявший ловкости Базена, рассыпался в пышных похвалах своему кандидату; а д'Артаньян, всецело полагавшийся на храбрость Планше, выставлял на вид его поведение в щекотливом булонском деле.
These four virtues disputed the prize for a length of time, and gave birth to magnificent speeches which we do not repeat here for fear they should be deemed too long.
Эти четыре добродетели долго оспаривали друг у друга первенство, и по этому случаю были произнесены блестящие речи, которых мы не приводим из опасения, чтобы они не показались чересчур длинными.
"Unfortunately," said Athos, "he whom we send must possess in himself alone the four qualities united."
— К несчастью, — заметил Атос, — надо бы, чтобы наш посланец сочетал в себе все четыре качества. 
"But where is such a lackey to be found?"
— Но где найти такого слугу?
"Not to be found!" cried Athos.
— Такого не сыскать, — согласился Атос, — я сам знаю.
"I know it well, so take Grimaud."
А потому возьмите Гримо.
"Take Mousqueton."
— Нет, Мушкетона.
"Take Bazin."
— Лучше Базена.
"Take Planchet.
— А по-моему, Планше.
Planchet is brave and shrewd; they are two qualities out of the four."
Он отважен и ловок; вот уже два качества из четырех.
"Gentlemen," said Aramis, "the principal question is not to know which of our four lackeys is the most discreet, the most strong, the most clever, or the most brave; the principal thing is to know which loves money the best."
— Господа, — заговорил Арамис, — главное, что нам нужно знать, — это вовсе не то, кто из наших четырех слуг всего скромнее, сильнее, изворотливее и храбрее; глазное — кто из них больше всех любит деньги.
"What Aramis says is very sensible," replied Athos; "we must speculate upon the faults of people, and not upon their virtues.
— Весьма мудрое замечание, — сказал Атос, — надо рассчитывать на пороки людей, а не на их добродетели.
Monsieur Abbe, you are a great moralist."
Господин аббат, вы великий нравоучитель!
"Doubtless," said Aramis, "for we not only require to be well served in order to succeed, but moreover, not to fail; for in case of failure, heads are in question, not for our lackeys—"
— Разумеется, это главное, — продолжал Арамис. 
— Нам нужны надежные исполнители наших поручений не только для того, чтобы добиться успеха, но также и для того, чтобы не потерпеть неудачи.
Ведь в случае неудачи ответит своей головой не слуга…
"Speak lower, Aramis," said Athos.
— Говорите тише, Арамис! — остановил его Атос.
"That's wise—not for the lackeys," resumed Aramis, "but for the master—for the masters, we may say.
— Вы правы… Не слуга, а господин и даже господа!
скачать в HTML/PDF
share